Журнал ТЗ № 2 2018 |
  бюро находок  
  Где искать        
наши издания
наши анонсы






2018
№ 2
статьи



Журнал ТЗ № 2 2018



Раздел: Рынок
Тема:
Автор: Александр ПОПОВ, компания «ТАХИОН»

«Пираты» на рынке ТСБ – две стороны одной медали


Люди моего поколения, наверное, помнят, как годах в 80-х прошлого столетия вместе с шикарными по тем временам музыкальными комбайнами Panasonic, Sony, Philips, которые стоили просто неимоверных денег, вдруг стали появляться очень на них похожие аппараты по существенно более гуманным ценам, все внешнее отличие которых, если не приглядываться вплотную, состояло лишь в слегка измененном названии марки. Всего-то добавили к «Панасонику» одну букву в конце, получили Panasonics. Или лишнюю L в «Филипс» вставили. Ну кто будет читать название марки до конца? Или проверять правописание? «Панас» и есть «Панас». Кассеты крутит, радио работает. Зато цена двухкассетника в два раза ниже совсем уж простой с виду однокассетной модели, у которой в названии на одну букву меньше.

Все более чем очевидно. Есть отлично зарекомендовавшие себя марки в общемировом масштабе. Есть массовый клиентский рынок, просто жаждущий обладать этой техникой. То есть вся работу по выводу товара на рынок, по принятию товара, работа, требующая колоссальных вложений, уже проведена. Поляна подготовлена. Надо на нее просто тоже залезть.

А клиент же в первую очередь на внешний облик смотреть будет. Значит, внешний облик надо оставить, зато тщательно исследовать товар на предмет всемерного снижения цены. Можно взять существенно более дешевый пластик – когда это проявится? Гарантийный срок уже пройдет. Подгонка деталей – незачем дополнительно тратиться на высокоточное оборудование. Стрелять из этой магнитолы, что ли? Ну, и уж, конечно, всю элементную базу надо поменять на свою собственную. Что получится в результате? Да что получится, то и получится. С чем клиенту сравнивать? Ему бы на такой вариант денег наскрести. Ничего замерить и проверить покупатель сам точно не сможет. А все характеристики просто перепишем с паспорта подлинника. Клиент поверит и обрадуется.

Просто переписать родное название, назваться тем самым именитым производителем? Вот это несколько боязно. Хозяин марки точно на такое сквозь пальцы смотреть не будет. Не захочет всеми возможными косяками «доработки» свое имя марать. А уж скандалить с такими монстрами, как Panasonic… Тут уже на межгосударственном уровне конфликт пойти может, а там и до «доработчиков» доберутся.

Но если добавить всего-то одну букву к родному имени? То всегда можно будет оправдаться, что имеем дело с совершенно другим товаром. Никакого плагиата, никакого контрафакта. И названия теперь совершенно разные. Да и содержание, если что, тоже исключительно свое – и тот же скрипучий и шершавый пластик, и элементная база. Какие могут быть претензии? А паспортные характеристики – ну, так это сугубо независимые физические величины, которых нам тоже удалось достичь. Подождите, мы и их еще превзойдем. Например, по мощности динамиков.

И действительно, на подобных образцах мощности динамиков, указанные и в паспорте, и на ярких наклейках прямо на лицевой стороне корпуса, перекрывали номиналы всякого здравого смысла.

И пошла лавина подобной техники из китайских подвалов на мировой рынок по всем возможным каналам.

Ладно, решили всевозможные «Сони» с «Панасониками». Если зло нельзя остановить, его надо возглавить. И перенесли выпуск своей настоящей техники к любителям занимать чужие рынки – в Китай. Вы хотели делать – делайте. Только под нашим чутким руководством. И из нами отобранных комплектующих. Тем более что трудозатраты упали в разы, а значит, конечная цена стала намного привлекательней прежней. И «Панасониксы» закончились, поскольку китайскими стали «Панасоники» настоящие.

Но есть другие рынки. Часов, например. Если на циферблате написано Rolex, то уже не особо важно, перемещаются ли по этому циферблату стрелки. А если хоть как-то перемещаются, то имеем просто мечту любого «понтореза». 15 000 долларов ни один из них за часы не выложит, поскольку их у него просто нет. А вот сотню запросто. И не важно уже, что стекло плоское и отнюдь не хрусталь, что нет в этом стекле увеличения над датой календаря. Хозяин сам не позволит близко никому рассматривать свой имиджевый аксессуар, дабы не быть позорно разоблаченным. С названием тоже можно подумать. Можно, например, у «Тиссота» одну букву отнять. Хотя, «Тиссот» без одной буквы за сотню долларов будет не продать. Но за долларов 15–20 – почему бы и нет? И получили картину, когда у нас в стране, по разным оценкам, на рынке элитных часов от 40 до 70% подделки. Как на рынке крепкого алкоголя. Только цены других порядков.

Никогда мы и подумать не могли, что подобные проблемы могут затронуть и наш рынок. Нет, мы очень хорошо знаем, что вся история развития техники – это история промышленного шпионажа. Изделие изучается, идеи копируются. Потом непременно вносится что-то свое и выводится на рынок уже под совершенно другой маркой. И позиционируется как непременно более совершенное изделие, нежели продукция конкурента, которая и была взята за основу. Конкурент, в свою очередь, изучает внесенное нововведение и продолжает дальше усовершенствование, выводя на рынок свою новую модель. Но вносить какие-то свои идеи и потом выставлять все это под маркой , которая копировалась… Это уже за пределами здравого смысла.

Кроме того, до недавнего времени мы считали наш рынок сугубо профессиональным в отличие от массового потребительского рынка даже того же «Ролекса», не говоря уже о «Панасонике». И наш клиент был в состоянии самостоятельно оценить и качество изделия, и его авторство. Заниматься на профессиональном рынке просто подделкой – это то же самое, как в среде экспертов-искусствоведов пытаться торговать копиями картин всемирно известных художников, к тому же сработанных учениками.

Кроме того, точно так же как быть внезапно разоблаченным в ношении «Ролекса» за 0 (уж лучше носить «Полет», зато настоящий), применение откровенно левого оборудования в системе авторитета инсталлятору никоим образом не добавит. Все будет наоборот. Он раскроет свою некомпетентность.

Тем не менее времена изменились. Всевозможные требования к закупкам, направленные якобы на борьбу с откатами и коррупцией, нередко вообще запрещают указывать имя производителя. Поставки приобрели многоступенчатый характер. Якобы комплексный. Отчего фирма-поставщик вообще может не иметь понятия об актуальных критериях оценки оборудования. В лучшем случае будет располагать наименованием.

И картина складывается следующая. Потребитель действительно ищет достойного производителя необходимого ему оборудования, всесторонне изучает предлагаемые товары. Бывает, изучает и саму фирму. Даже приезжает для личного знакомства с процессом производства. Вполне возможно, оговариваются какие-то специфические требования или даже изменение конструкции под конкретного заказчика. И в конце концов останавливает свой выбор на конкретной марке конкретного производителя. А дальше сам потребитель уже в процессе не участвует, конкретика на этом может и заканчиваться. Он – потенциальный пользователь, но не может вот так просто сказать: возьмете вот у этого производителя вот этот вот товар, который я выбрал. Хотя странно. Какая коррупция может быть на этом этапе, когда сам потенциальный хозяин выбирает товар для себя за свои же деньги? Но понятие «хозяин» в данном случае может быть не привязано к конкретной личности. Оттого и опасения, наверное. Дальше в процесс вступает проектировщик, который должен составить опросные листы. Хорошо, если допускается назвать марку требуемого изделия. Но вполне возможно, что допускается только написать о назначении изделия и указать его технические характеристики. А вот здесь уместно будет вспомнить наш «Панасоникс», назначение которого полностью совпадает с первоначальным «Панасоником», а паспорт просто с него переписан без каких-либо проверок и расчетов. Фактически все старания потребителя по выбору производителя на этом этапе обнулились.

И вот опросные листы попадают в руки потенциальных фирм-поставщиков. Их специализация – не знать досконально товар, а поставлять его. Закрывать вопрос по поставкам полностью от и до. От серверов до рубероида и гвоздей. Поэтому ждать от такого поставщика какого-то компетентного выбора просто не приходится. Он ищет простое соответствие пунктам опросных листов. Или, имея название, просто забивает его в поисковую систему и находит возможный канал поставки.

Таким образом, нынешний порядок некомпетентного подбора оборудования – это не стихийное недоразумение, а сознательно созданная система. Как не вспомнить Виктора Степановича с его легендарным: «Хотели, как лучше, а получил, как всегда!» И вот такая система сделала возможным появление «панасониксов» самых разных назначений на нашем, казалось бы, профессиональном рынке.

Еще с 2006 г. мы стали заниматься регулярными поставками термошкафов на объекты федерального назначения. Назывались они (и продолжают называться) – ТШ-1, ТШ-2, ТШ-3 и т. д. Потом пошли отдельные проектные решения, под которые мы стали делать те же шкафы в различной требуемой комплектации. Появились рядом с первыми индексами еще одни. Например, ТШ-3-04, ТШ-6-05 и т. п. Потом под конкретные проекты шкафы стали становится еще более специфическими, и вдобавок к цифровым индексам появились в наименовании варианты исполнения. Например, ТШ-3-05 исп. 1. Работали и работали. Пока с объектов вдруг не стали приходить непонятные вопросы по нашим шкафам. И тут вдруг выяснилось, что шкафы-то вовсе и не наши.

Мы пошли простым путем – забили в поисковой системе наименования наших шкафов. И поразились результату. Оказывается, наши шкафы под нашими наименованиями выпускаем не только мы. Есть, например, еще и некая фирма «Умудон» – мы тоже решили прямо не показывать пальцем, а изменить буквы в названии фирмы, как «честные» китайцы поступили с «Панасониксом». Правда, изначально наши дублеры даже до подобного не стали снисходить – названия наших изделий указывались с точностью до буквы. И до цифр. До конкретных модификаций и даже исполнений. Просто, гастроли «Ласкового мая» в середине 90-х одновременно в нескольких городах с идентичным составом группы.

Мотив подобного очевиден. Поставщик, имея на руках опросный лист, забивает в поисковик наименование и получает в качестве производителя не только нас, но и неимоверно хитрую фирму «Умудон». А там уже и говорить лишнее, что все технические параметры будут совпадать с опросным листом до последней запятой. Правда, регистрация самой фирмы-двойника датируется пятью годами позже первого сертификата на наши термошкафы. Но какой поставщик будет разбираться? У него помимо нашего еще вагон оборудования – и рубероид рулонами, и гвозди ящиками. С опросником совпало, и слава богу. Он свою миссию выполнил.

Что собой в реальности представляет продукция с идентичным названием, никто, включая потребителя, сам до конца разобраться никогда не сможет. Ни собственной испытательной базы, ни необходимой измерительной техники у него нет. Будет работать (если будет), пока не откажет. А когда откажет, весь негатив неизбежно ляжет и на настоящего первоначально задуманного производителя. Поскольку негатив будет предназначаться одному и тому же наименованию.

В проигрыше остаются все, кроме нашей условной фирмы «Умудон».

Прошло немного времени, и, вероятно, кто-то все-таки намекнул нашим дублерам, что их политика ни в какую этику бизнеса не укладывается и что подобное никто долго терпеть не станет. И вот тут уже пригодился опыт «Панасоникса» – в самом конце наименования добавилась еще одна цифра. Не важно, какая. Главное, что теперь «Панасоникс» и «Панасоник» суть вещи разные. А потребитель со своими опросными листами до этой цифры и не дойдет никогда. А если и дойдет, можно всегда сказать, что это последняя модель все того же изделия. Остальные-то цифры-буквы совпадают. А о последней проектировщики еще и знать не могли – не было ее, когда они все это проектировали и опросники писали.

Зато номенклатура теперь уже вроде как и не совсем двойников сразу расширилась. Отдельное направление нашей деятельности – устройства защиты от импульсных напряжений – получило своих клонов. По наименованию, но с цифрой «1» через дефис после «копии». О паспортных характеристиках даже говорить не будем. Они обязаны все соответствовать в точности опросным листам, а значит, тут всякая инициатива не допускается.

И ведь, если честно, не совсем корректно назвали мы многие наши устройства – УЗЛ как «устройства защиты линии». Потом в статьях объясняли, что хотя и назвали так, но никакую линию они не защищают. В линию как наводилось опасное напряжение, так и будет наводиться независимо от наличия защитных устройств. А защищают они порты – входы в аппаратуру. Но определения не бывают ложными или истинными. Как назвали, так и осталось исторически за нашими устройствами это УЗЛ. Точнее было бы назвать, например, устройствами защиты портов – УЗП или аппаратурой защиты портов – АЗП.

Но вот наши «фанаты» об этом не задумывались. Пусть некорректно, главное, чтобы точно так же. И цифру «1» добавили. Спросят, почему? Ответим, что просто следующая уже модификация. Та, что без цифры (а у наших моделей подобных цифр нет), устарела. Кто выступает пострадавшим в подобной ситуации? Конечно, потребитель. Если честно, не такие уж ощутимые объемы поставок забирают от нас наши двойники подобными, как им кажется, маркетинговыми хитростями. Все-таки и про имя производителя наш потребитель нередко считает нужным отдельно сообщить. Подражателям нашим и вовсе хорошо. Не надо продвигать свой товар на рынке, не надо писать массу образовательных статей, не надо выступать на конференциях и презентациях. Всю эту часть работы за них делаем мы. А они просто ждут своего не совсем разборчивого клиента.

А вот потребитель откровенно рискует получить совсем не то, что изначально хотел. Не то, что действительно заложено в проекте. В общем, получить «Панасоникс», хотя изначально хотел приобрести и выделил деньги именно на «Панасоник» без каких-либо лишних букв и цифр.

Какой выход? Как выяснилось, вся система построения закупок, направленная на борьбу со всевозможными откатами и лоббированием, имеет серьезную брешь, выявленную подобными рыночными хитростями. И, если честно, все эти цели совершенно не интересуют конечного пользователя, чтобы именно ему расплачиваться за все возможные негативные последствия. Это прерогатива конкретных органов. Вот пусть они этим и занимаются, не затрагивая ключевые интересы рынка.

Производитель отвечает перед своим клиентом за свою продукцию и услуги. Поэтому именно его имя должно быть прописано как самое главное условие в самых первых строках любого опросного листа. На самом деле, все остальное – это уже нюансы, которые могут быть урегулированы просто в прямом диалоге производителя и клиента. А вот выступать под чужой «фамилией» – это уже откровенный и не вызывающий сомнения обман потребителя, имеющий вполне конкретную правовую оценку. На нашем рынке подобного, к счастью, пока замечено не было.

Но есть и другая сторона медали. В отличие от описанной выше исключительно позитивная и объективная.

Я много слышал о подделке «Ролекса». Но никогда не слышал, чтобы подделывали часы «Полет». Подделывали в свое время «Панасоник». Но никто не пытался подделать аппаратуру «ВЭФ». Все те же китайцы пытаются подражать автомобилям BMW, даже логотип похожим стараются сделать (по крайней мере, чтобы издалека можно было принять за именитую марку). Но абсолютно равнодушны почему-то к продукции «АвтоВАЗа».

То есть если марку хотят подделывать, если производителю пытаются подражать, это означает совершенно объективную оценку качества. Не кем-то объявленное, не подтвержденное какими-то документами всевозможных официальных органов. А качество настоящее, которое воспринял, как таковое, массовый потребитель.

Так что поздравьте нас! Нас теперь тоже стремятся подделывать! Кто-нибудь на нашем рынке может этим похвастать? А мы можем! Делайте выводы.

Все имена главных героев изменены. Всякое совпадение может носить только случайный характер.

Внимание! Копирование материалов, размещенных на данном сайте допускается только со ссылкой на ресурс http://www.tzmagazine.ru

Рады сообщить нашим читателям, что теперь нашем сайте работает модуль обратной связи. Нам важна ваша оценка наших публикаций! Также вы можете задавать свои вопросы.Наши авторы обязательно ответят на них.
Ждем ваших оценок, вопросов и комментариев!
Добавить комментарий или задать вопрос

Правила комментирования статей

Версия для печати

Средняя оценка этой статьи: 0  (голосов: 0)
Ваша оценка:

назад
|

Axis представляет сетевой радар для точного обнаружения вторжений в контролируемых зонах
Компания Axis дополняет свой обширный портфель продукции сетевыми радарами. Радарные датчики вторжения не реагируют на многие распространенные сигналы, которые приводят к ложным срабатываниям, и легко устанавливаются и интегрируются в существующие системы.



Новинка от компании IDIS: 5Мп IP-видеокамера DC-T3533HRX
Тенденции развития индустрии IP-видеонаблюдения демонстрируют погоню производителей за увеличением разрешающей способности видеокамер. При этом часто оказывается так, что озвучиваемые цифры в 4, 9, 12 и даже 20 мегапикселей оказываются несопоставимыми с физическими размерами сенсоров, используемых в этих камерах. Поэтому подобные разрешения реализуются лишь на уровне соответствующих цифр в настройках камеры и не приводят к какому-либо улучшению изображения.



IBM меняет представление о передаче и хранении видео. Впервые на All-over-IP 2017!
Сравните ваш взгляд на интеллектуальное видеонаблюдение с мнением руководителей корпорации IBM на 10-м форуме All-over-IP 2017.



Реклама
Подписка на новости
Имя
E-mail
Анти-спам код
Copyright © 2008 —2017 «Технологии защиты».