Журнал ТЗ № 5 2017 |
  бюро находок  
  Где искать        
наши издания
наши анонсы






2017
№ 5
статьи



Журнал ТЗ № 5 2017



Раздел: Рынок
Тема:
Автор: Игорь СОБЕЦКИЙ, завкафедрой экономической безопасности учебного центра «Иформзащита»

Закон о неконкурентоспособности, или Роль службы безопасности в закупках


В министерстве обороны отказались закупать
новые безоткатные орудия. Просто название не
понравилось.

Анекдот

В последнее время в нашей стране стало модным по всякому поводу критиковать экономическую эффективность государственных предприятий. Причем эта эффективность странным образом никак не зависит ни от сферы деятельности, ни от личности их руководителей. Вспоминают то московскую дорогу, километр которой обошелся дороже километра Большого адронного коллайдера, то рабочий поселок возле космодрома, ставший дороже самого космодрома, то стадион в Санкт-Петербурге.

Очевидно, что данная проблема носит системный характер, ведь подобные ситуации возникают на самых различных государственных предприятиях от Роскосмоса до ФСИН и не привязаны ни к сектору рынка, ни к региону, ни к личности руководителя.

Многие эксперты полагают, что эти экономические неурядицы обусловлены применяемым в государственных компаниях механизмом закупок. К сожалению, соответствующие законы – 44-ФЗ и 224-ФЗ – явно не достигают своих целей. При изучении этих законов складывается впечатление, что все поголовно, кроме их авторов, – прирожденные воры и взяточники и поэтому за ними необходим предельно жесткий контроль. Но оставим борьбу с воровством специальным службам и рассмотрим влияние этих законов на функционирование государственных высокотехнологичных предприятий. Предположим при этом, что все работники этих предприятий – исключительно честные люди, никогда не путающие корпоративный бюджет с личным. Что же получают предприятия от закупок по закону?

Первый результат – волокита. В какой-то момент руководство обнаруживает, что на предприятии не всё в порядке. Проанализировав ситуацию самостоятельно или с помощью сторонних консультантов, руководитель приходит к выводу: для исправления ситуации требуется закупка. Конечно же, закупка сама по себе не является универсальным средством спасения, но в большинстве случаев без нее не обойтись. Если предприятие открывает новое направление бизнеса, потребуются новые средства производства. Если требуется защита от новых угроз, придется обновить защитные средства. Если расширяется клиентская база, не обойтись без новых площадей со всей начинкой, включая расширение call-центра. И не важно, что необходимо купить, – проблемы предприятия с закупкой инфракрасного лазера, SAP-системы или буровой установки практически одинаковы.

Обнаружив потребность предприятия в чем-либо, руководитель не может просто пойти на рынок и купить недостающее. В соответствии с нашим законодательством у государственного предприятия нет денег. Никогда нет, даже если на самом деле они есть. Ведь закупка должна быть внесена в бюджет, формируемый обычно на следующий год. Если ситуация не носит катастрофического характера (например, сгорела всего одна буровая, или заражено вирусом только 25% компьютеров, или сроки лечения пациентов выросли всего вдвое), то исправить положение немедленно нельзя, надо подождать до следующего года. При этом приобрести необходимое имущество, перебросив деньги с других статей бюджета, нельзя. Это нецелевое расходование средств, граничащее с преступлением. А убытки… ничего страшного, государство у нас богатое, не прогорим! В результате проблемы предприятия консервируются примерно на год.

Второй результат закупок «по закону» –запрограммированное отставание. Даже если при формировании бюджета заложить в него приобретение последних моделей нужного предприятию продукта, за год может поменяться многое. Старые угрозы могут стать неактуальными. Может появиться новая версия операционной системы или прикладной программы, для которой уже не требуется защита. Информационная инфраструктура может быть перенесена в ЦОД и т. д. Но все это не важно, покупать придется по планам годовой давности, осовременить их нельзя –аудиторы не дремлют, нецелевое расходование средств будет пресечено со всей решительностью.

При таком положении вещей предприятие, работающее по законодательству о госзакупках, будет всегда на один-два года позади рынка. Ничего страшного, консервативные решения надежнее.

Третья беда –приобретение второсортной продукции. Как известно, рынок у нас конкурентный и закупки желательно осуществлять

через конкурсную процедуру. При этом любые условия, призванные гарантировать качество приобретаемого товара, принимаются в штыки, как «меры, направленные на ограничение конкуренции».

Как правило, заинтересованные в закупке специалисты стараются приобрести либо лучшее в своем классе оборудование, либо хорошо изученное и удобное в эксплуатации. Но благими намерениями вымощена дорога в ФАС –именно туда поступают жалобы на ограничение конкуренции. В итоге в конкурсе могут участвовать все.

Хотели DLP-систему по 20 000 руб. за контролируемое рабочее место? Забудьте: на конкурсе победила система от ООО «Витек без партнеров» –500 руб. за рабочее место, список совместимых программ на 13 позиций прилагается, интерфейс администратора работает строго через IE 8.0, на контролируемых рабочих местах периодически всплывают баннеры. Мечтали об информационно-аналитическом обслуживании от грандов рынка за 300 000 в год? Увы, вам придется работать с победителями –лучшее предложение стоит всего 50 000 в год. Перерывы в сервисе не больше 3 часов подряд, интуитивно понятный интерфейс –пользователь без хорошей интуиции просто не справится, результат сможет с легкостью обработать ваш аналитический отдел. Как, у вас нет аналитического отдела? Ничего, теперь будет! Рассчитывали на корпоративный межсетевой экран известной фирмы? Нет уж, поработайте с победителем открытого и честного конкурса за вдесятеро меньшую цену. Заодно и аналитический отдел сможет, пока сервисы не работают, заняться разработкой правил для этого великолепного изделия.

На самом деле такой подход далеко не безобиден и не имеет ничего общего с экономией бюджетных средств. В лучшем случае через открытый конкурс приобретается оборудование, не приносящее предприятию экономической отдачи. В худшем же – самое дешевое оборудование в принципе не может работать без серьезной реструктуризации бизнес-процессов предприятия, и к тому же для его эксплуатации потребуется переобучить сотрудников либо нанять других. В целом расходы предприятия существенно возрастают, зато конкурс проведен без нарушений. Не вполне очевидным, но непременным результатом официальных закупок является и перерасход фонда заработной платы. Приняв решение о закупке того или иного оборудования, руководитель инициирует наем или переобучение специалистов для эксплуатации этого оборудования. Но поскольку закупка затягивается, нанятые специалисты не могут приступить к исполнению своих обязанностей и фактически просто находятся в «режиме ожидания», получая при этом свою зарплату. Расходы на переобучение специалистов в такой ситуации превращаются в мертвый капитал. В тяжелых случаях для того, чтобы компенсировать отсутствие необходимого оборудования, приходится организовывать работу по некой временной схеме. А для этого, в свою очередь, приходится нанимать дополнительных работников, обеспечивая их социальным пакетом.

Помимо этого громоздкая закупочная процедура способствует трансформации работников предприятия в получателей зарплаты.

Создается атмосфера всеобщего попустительства, безответственности и безнаказанности. Руководитель подразделения может нести ответственность за выполнение поставленных задач только в том случае, если это подразделение полностью обеспечено всеми необходимыми для достижения результата материальными средствами. Если же запрошенные средства не предоставлены в срок по причинам, лежащим вне сферы ответственности руководителя, то и спросить с него за результат уже нельзя. Разумеется, догадливые работники на всех уровнях – от менеджера проекта до директора департамента – быстро соображают, как использовать такую ситуацию к своей выгоде. Продуктивная работа неожиданно начинает буксовать, последствия – пени и штрафы за срыв контрактов, подрыв деловой репутации, переход клиентов к конкурентам.

Но и это еще не все. Если организация закупки возлагается на заинтересованных специалистов, быстро выясняется, что высокий профессионализм в эксплуатации инфракрасных лазеров вовсе не означает наличия аналогичных навыков в организации конкурсной закупки этих лазеров. Более того, многие закоренелые технари оказываются полностью неспособными изучить этот процесс.

Предприятие оказывается вынужденным нанимать специалистов по конкурсным закупкам, которых также придется обеспечить социальным пакетом. В лучшем случае на таком предприятии до 20% сотрудников занимаются оформлением закупок, перекрытием узких мест и другими столь же бесполезными для предприятия, но вытекающими из закона видами деятельности. В худшем же заинтересованные специалисты, чтобы как-то решить поставленные перед ними задачи, становятся мошенниками поневоле.

Чтобы купить нужное оборудование, а не самое дешевое, разрабатываются различные серые схемы, многократно описанные в литературе, – дробление закупки, искусственные требования к предмету закупки, надуманная аккредитация, фальсификация единственного поставщика и проч. С этими злодеями активно борются собственные финансовые контролеры, гражданские активисты, Счетная палата, ФАС – все при деле!

Конечно, государственные предприятия просто вынуждены исполнять требования действующего законодательства. Но дурные примеры заразительны, и закупки по закону 223-ФЗ попали в тренд – ими увлеклись практически все крупные компании. При этом неукоснительное соблюдение процедуры там контролируется целым штатом аудиторов и финансовых контролеров (между прочим, тоже имеющих приличный социальный пакет) в сотрудничестве с подразделениями безопасности. Так, автору известно несколько крупных компаний, где подразделение экономической безопасности самым тщательным образом контролирует соответствие проводимых закупок закону 223-ФЗ. При малейшем отклонении все документы отправляются на переделку, а соответствующая закупка откладывается еще на 3–4 месяца. Экономическая эффективность такого подхода никак не анализируется.

Как же оптимизировать процесс закупок в частной компании, не потворствуя в то же время откатчикам? Несколько таких безоткатных схем с успехом использовалось в нашей стране с подачи компаний с иностранным участием.

Наиболее простой и удобной является введение в компании лимита финансовой ответственности. При такой системе за руководителем каждого подразделения закрепляется некий лимит, в рамках которого он может производить закупки в интересах подразделения – без всякого конкурса, просто по собственному усмотрению. При этом руководитель несет полную ответственность перед руководством компании за выполнение подразделением поставленных задач. Если для решения этих задач лимита финансовой ответственности не хватает, руководитель должен обратиться к вышестоящему руководству, доказать необходимость дорогостоящей закупки и осуществить ее за счет лимита финансовой ответственности руководителя верхнего уровня.

Вторым вариантом может быть разделение заказа и закупки. Все закупки в компании осуществляются соответствующим специализированным отделом. Но руководители заинтересованных подразделений заказывают для себя четко определенное оборудование без оглядки на какие-либо закупочные процедуры. А уже закупочное подразделение выбирает, у кого с наибольшей выгодой купить конкретную модель вертолета, конкретную версию определенной программы или сервер данной модели. Эта схема не исключает проведения конкурсных закупок, но при этом закупщики руководствуются в основном реальными рыночными ценами и здравым смыслом. Если фирма существует на рынке полгода, то нельзя нанимать ее для разработки системы с трехлетним гарантийным сроком. Если у фирмы нет собственной дорожной техники, нельзя заказывать у нее строительство дороги. Если в частном охранном предприятии трудятся пенсионеры за 15 000 руб. в месяц, значит, инкассацию банкоматов лучше поручить кому-то другому.

Конечно же, в любом случае не обойтись без поддержки закупочного процесса подразделением экономической безопасности. Но использовать этих специалистов надо по профилю – не для формальных сверок, а для реального пресечения откатов и других злоупотреблений. В условиях проведения закупок экономически обоснованными способами уже не получается прикрывать собственную неэффективность ссылками на законодательство. И откатчики становятся видны как на ладони. Примерные рыночные цены на ту или иную продукцию известны, их превышение сразу же вызывает внимание службы безопасности. А перспектива немедленного и безоговорочного увольнения с соответствующей формулировкой (для получателей откатов) и занесения поставщика в черный список (для плательщиков этих самых откатов) останавливает даже самых предприимчивых менеджеров с обеих сторон. И тогда закупки в компании из филиала ада и рассадника криминала превращаются в обычный производственный процесс.

Для этого частным компаниям и даже компаниям с государственным участием нужно всего лишь трезво оценивать действующее в этой сфере законодательство и не пытаться добровольно ограничивать свою деятельность нормами, исполнение которых для них не является обязательным.

Внимание! Копирование материалов, размещенных на данном сайте допускается только со ссылкой на ресурс http://www.tzmagazine.ru

Рады сообщить нашим читателям, что теперь нашем сайте работает модуль обратной связи. Нам важна ваша оценка наших публикаций! Также вы можете задавать свои вопросы.Наши авторы обязательно ответят на них.
Ждем ваших оценок, вопросов и комментариев!
Добавить комментарий или задать вопрос

Правила комментирования статей

Версия для печати

Средняя оценка этой статьи: 0  (голосов: 0)
Ваша оценка:

назад
|

Axis представляет сетевой радар для точного обнаружения вторжений в контролируемых зонах
Компания Axis дополняет свой обширный портфель продукции сетевыми радарами. Радарные датчики вторжения не реагируют на многие распространенные сигналы, которые приводят к ложным срабатываниям, и легко устанавливаются и интегрируются в существующие системы.



Новинка от компании IDIS: 5Мп IP-видеокамера DC-T3533HRX
Тенденции развития индустрии IP-видеонаблюдения демонстрируют погоню производителей за увеличением разрешающей способности видеокамер. При этом часто оказывается так, что озвучиваемые цифры в 4, 9, 12 и даже 20 мегапикселей оказываются несопоставимыми с физическими размерами сенсоров, используемых в этих камерах. Поэтому подобные разрешения реализуются лишь на уровне соответствующих цифр в настройках камеры и не приводят к какому-либо улучшению изображения.



IBM меняет представление о передаче и хранении видео. Впервые на All-over-IP 2017!
Сравните ваш взгляд на интеллектуальное видеонаблюдение с мнением руководителей корпорации IBM на 10-м форуме All-over-IP 2017.



Реклама
Подписка на новости
Имя
E-mail
Анти-спам код
Copyright © 2008 —2017 «Технологии защиты».