Журнал ТЗ №1 2017 |
  бюро находок  
  Где искать        
наши издания
наши анонсы






2017
№1
статьи



Журнал ТЗ №1 2017



Раздел: Стоп-кадр
Тема: CCTV (системы видеонаблюдения)
Автор: Александр ПОПОВ, компания «ТАХИОН»

Избыточность и достаточность функционала в современных системах видеонаблюдения


Никакому рынку нельзя слепо доверять. Ведь он только ориентируется на ваши потребности, но вовсе не собирается их реализовывать. Хотя бы потому, что, реализовав, он просто снимет потребность и, таким образом, убьет сам себя, перекрыв пути к достижению своих собственных целей – прибыли, росту, дальнейшей деятельности.
Вот так вот прямо и сразу. Без политесов. Зачем? А потому что на самом деле работать честно на рынке проще. И комфортнее. Прибыль – это замечательно. Но когда твоя работа по-настоящему нужна, только тогда она способна радовать. И наоборот. Пользоваться тем, что клиент до конца не осведомлен, не представляет действительно своих потребностей, – это чувствовать себя кем-то сродни тем покорителям Чукотки, которые обменивали местным аборигенам меха на граммофонные трубы по равенству веса. Разница лишь в том, что те аборигены с годами все-таки осознали весь объем такого обмана. А вот наши клиенты, напротив, с удовольствием окунаются в него все глубже и глубже. И эта статья – очередная попытка призвать нашего потребителя к самостоятельному мышлению.
Почти четверть века на рынке – это достаточно, чтобы увидеть всю картину во времени. Осознать, проанализировать и сделать выводы.
Это было вступление.
Теперь по технике.
Избыточность функционала – это, если разобраться, неизбежный процесс на любом насыщенном рынке. Когда товар давно перестал существовать на уровне физического продукта, выполняя исключительно изначально заложенные в него функции. С появлением каждого следующего производителя товар неизбежно начинает обрастать конкурентными преимуществами, как корпус корабля ракушками, поскольку без добавления хотя бы одной своей собственной «ракушки» ни один новый производитель на рынок данного товара просто не попадет. Но для корабля в конце концов ситуация приводит к тому, что он уже не в состоянии плыть дальше. И необходима полная очистка корпуса от подобных обрастаний. Нередко и с товарами происходит то же самое – они перестают выполнять свои изначально определенные функции в полном объеме. Обилие конкурентных преимуществ приводит к деградации самого физического продукта. Потому что в отрыве от самого продукта конкурентные преимущества просто теряют смысл.

За примерами далеко ходить не надо. Первое, что приходит в голову, – наши с вами телефоны. Изначально они были очень большим, тяжелыми. А главное – с неустойчивой порой связью. Рынок стал совершенно справедливо работать по этим действительно ключевым направлениям. Очень быстро товар пришел к своему идеалу как мобильному телефону – классическая Nokia 3310. Идеальна как телефон. Оптимальный для руки размер, оптимальная форма. Оптимальный интерфейс, который производитель обкатывал на 8-летних детях. Достаточный ресурс аккумулятора. Как говорят, можно было бы лучше, но лучше просто некуда. Но не оставить же рынок за единственным производителем? И пошло-поехало. Сначала конкуренты бросились еще уменьшать размер, доведя идею до абсурда, – телефон приходилось удерживать двумя пальцами, иначе из ладони он просто выпадал. К тому же мизерный аккумулятор не позволял обеспечить нужный запас энергии. Потом появились всевозможные «раскладушки». Ну, это все были достаточно безобидные игры в моду сезона – меняем красный цвет корпуса на синий. Одну форму на другую. Но потом кто-то додумался установить в телефон камеру. Вот это уже был серьезный выпад в сторону одурачивания клиента. Зато открыл огромное поле для конкурентных преимуществ – собственно функционал телефона уже можно не трогать вовсе. Можно заняться камерой при телефоне. Почему одурачивания? Потому что для успеха дальнейшего продвижения в этом направлении надо было осознанно вводить потребителя в заблуждение, убеждая его в том, чего на самом деле нет и быть не может. Проще говоря, искажать его правильное мировоззрение, меняя на неправильное, замалчивая принципиальные вещи и выставляя на первые роли, напротив, малозначимые. Я бы сказал, что с этого момента началась деградация товара. Сначала была фотокамера. Ну, а потом с параллельного направления персональный компьютер шел в сторону «мобильности» сначала к ноутбуку (вполне еще нормальное развитие), потом к планшетному компьютеру – функциональные возможности уже сокращаются (сознательно идем в ущерб изначальному предназначению в угоду рыночной доли), зато уменьшается размер. Ну и, наконец, происходит слияние этих путей развития двух товаров в виде смартфонов-айфонов. Да, над подобным весьма профессионально и мощно многие годы трудились лучшие мировые маркетологи. И им это удалось. Вопрос не столько в необходимости работы собственно над товаром, сколько над его целевой аудиторией. Это вопрос сознательного, извините за грубое слово, оболванивания целого поколения по всем направлениям конкурентных преимуществ. И не случайно основная аудитория пользователей – молодежь. Вовсе не потому, что молодежь прогрессивнее. Что стремится к какому-то мифическому развитию. Все наоборот – молодежь легче одурачить. Молодежь внушаема. Она легко верит, особенно когда не обладает достаточными знаниями для самостоятельного выбора. Появляется целый рынок приложений для смартфонов-айфонов. Камера помимо фото становится и видео. И – о чудо! – конкурентным преимуществом становится разрешающая способность камеры. И начинаются уже и здесь гонки за мегапикселами. В технических характеристиках, по сути, телефона указывается разрешение его видеокамеры! Господа! Нет ощущения, что мир сходит с ума? Почему же до сих пор производители действительно серьезной фото- и видеотехники не додумались встраивать в свои изделия телефоны? У них бы это получилось гораздо проще, нежели обратный процесс, – даже заметной прибавки веса изделия не почувствовал бы клиент. И на габаритах бы не сильно отразилось. Наверное, потому что рынок их ориентирован все-таки на достаточно грамотных людей. И подобное могло бы сыграть исключительно отрицательную роль для образованного пользователя. А вот просто народные массы, далекие от понятия профессионализма, – это сколько угодно.

Вам доказать, что вас одурачивают? Да, пожалуйста. Ни в одной характеристике ни одного телефона, когда пойдет упоминание о его камере, вообще не будет того параметра, который на профессиональном рынке фото- и видеотехники стоит самым первым в перечне характеристик, – формата матрицы (или сенсора). Зато будут чудо-мегапикселы. Будет, возможно, даже такое словосочетание, как Full HD. Нет, все правильно – мне тоже, наверное, не стоит верить. Поэтому советую пойти на профессиональные рынки и посмотреть комментарии их профессионалов. Правда, приготовьтесь – на всевозможных тамошних форумах можно даже нарваться на нелитературную лексику в адрес таких вот рекламных заявлений. Такое впечатление, что между рынками у нас стоит непроходимый для массового потребителя забор, раз в массах творится такое невежество.

Вам скажет любой профессионал, что снимок делает даже не камера, а объектив. Где вы увидели на своем самом последнем айфоне объектив? Эту стекляшечку на обратной стороне вы называете объективом? Но айфону все равно – он атакует. Чтобы клиент даже не посмотрел в сторону. Нельзя давать ему время одуматься. И вот уже по центральным каналам ТВ в рекламе нам говорят, что данная модель айфона создана для того, чтобы делать фотографии. Ну, хорошо, лень ходить по другим рынкам и читать мнения специалистов. Посмотрите просто на прилавки магазинов. Не смущает, что самый средненький объектив для матрицы где-нибудь 13 х 18 мм (айфону, правда, и не снился такой формат) стоит, если не как весь последний айфон, но уж как очень хороший смартфон, это точно. А уж фотоаппарат с такой матрицей и объективом в сборе как минимум сравняется в цене с последней моделью айфона. И при этом он ничего, кроме как фотографировать, не умеет. Просто задумайтесь почему?

Да потому, что никогда вы, уважаемый клиент, не реализуете обещанного на своем самртфоне-айфоне. Даже если гипотетически выдаст эта псевдокамера 10 Мпикс, вы никогда их на этом экранчике не рассмотрите. А если выведете на экран, где действительно сможете реализовать высокое разрешение, вы увидите жуткую зашумленную картинку. Как будто камера снимала в условиях отвратительной освещенности. А всевозможные социальные сети, куда массовый обладатель подобной техники так любит выкладывать свои селфи, так и вовсе пропустят только мизерное разрешение, дабы не перегружать трафик, чтобы не висли серверы. А уж для экрана компьютера 720 х 576 – за глаза и за уши. То есть вы просто изначально не получите обещанного. Так задумано. Не стройте иллюзий.

Зато идет борьба за клиента. Да, вот эти самые селфи. Скажите, что в них такого инновационного? Любой фотоаппарат самого среднего уровня во все времена имел функцию автоспуска, предназначенную в первую очередь для того, чтобы снимать самого фотографа. Есть в моей коллекции трофейный еще пластиночный аппарат Compur 1933 года выпуска. Так и он имеет эту функцию. Но вот назрела рыночная необходимость именно сейчас возвести это в ранг первостепенных благ. Даже фотоконкурсы стали объявлять. Сегодня публикуются фотографии, которые раньше бы не взяли даже на какую-нибудь вузовскую выставку.

Попробуйте наконец сами подумать – почему?

Ладно, с камерой в смартфоне. Смартфон стал обрастать приложениями. И, конечно, платой за интернет. И пошла раскрутка этих приложений. Дескать, удобно, дескать, просто. Если честно, я однажды воспользовался приложением для вызова такси (хотя можно было и просто позвонить), а также для оплаты проездов по платной дороге. Просто, чтобы чем-нибудь воспользоваться, раз уж плачу 100 р. в месяц за этот мобильный интернет, который вообще не понимаю, зачем он мне. Стал жертвой такого вот подарка от родных. О нашей уязвимости благодаря наличию у нас такого вот «универсального» устройства лучше и вовсе молчать. Привычной клавиатуре просто не осталось места, для реализации всех этих прирощенных функций требуется хоть какой-то мало-мальски различимый экран, поскольку функции эти уже не ограничиваются просто номером телефона и именем абонента. Если оставить клавиатуру в виде кнопок плюс разместить хоть какой-то экран, это чудо уже в руке не поместится. И функция touch screen стала не просто предлагаемой, а обязательной. Это уже просто ужас, а не инновация. То ухом не там заденешь экран, то палец на экране задержится дольше положенного. В результате то громкую связь включишь в самый неподходящий момент, то запись разговора, то позвонишь совсем не тому, кому собирался. А рынок уже предлагает специальные перчатки для этого чуда. И уже функции самого телефона отошли на такие дальние роли, что о них никто и не вспоминает. Зато у каждого второго на лобовом стекле висит его смартфон, и хозяин внимательно смотрит на экран, вместо того чтобы следить за дорожной обстановкой.

Рынок празднует победу и наращивает обороты.

В результате потребитель получил некий гаджет, потому что просто телефоном это устройство уже не назвать, фото- видеокамеру, которая в принципе не способна реализовать заявленные для нее производителем функции, всевозможные приложения, о которых изначально потребитель не просил и которые остаются в основной своей массе невостребованными (а если востребованы, это только означает, что у вас далеко не все в порядке с самоорганизацией).

При этом заплатил для начала просто деньгами, переплатив в разы, а то и на порядки в сравнении с обычным телефоном. Заплатил оплатой навязанных услуг. Заплатил неудобством пользования по изначально заложенным функция – это и размеры, и форма корпуса, отсутствие клавишного набора, самопроизвольное включение режимов из-за наличия touch screen. И заплатил просто катастрофическим падением энергоресурса, что, правда, дало возможность целому ряду других рынков заявлять конкурентные преимущества в виде наличия зарядки для мобильных устройств. Самое ужасное, что появилась дополнительная забота – ежедневно думать о необходимости не забыть зарядить свой мобильник, будь он неладен.
И это мы называем при все при том грандиозным развитием техники.

В общем-то ситуация вполне себе типичная с точки зрения развития рынка. Что там телефоны – смартфоны-айфоны. Мировой автопром нынче живет по таким же понятиям. Откровенно признавая, что больше таких «мерседессов», которые до сих пор ходят на Кубе в качестве такси, имея полувековой возраст и миллионы километров пробега, на массовом рынке мир не увидит. Зато есть нынче в «Кайене» гнездо под сим-карту, как сказал в своих ироничных комментариях Джереми Кларксон, превращая «Кайен» в самый большой в мире мобильный телефон.

Все это есть и имеет право быть с одной оговоркой. Все подобное проходит только на массовых потребительских рынках. Но не на рынках профессиональных. Если кто и предпримет со стороны производителя подобные инициативы, как правило, они пресекаются потребителем сразу (не поверите – была попытка создания умного охотничьего ружья со встроенным в приклад компьютером; идея даже до прилавка не дошла, ограничившись только рекламным анонсом). Потому что на профессиональных рынках ситуацией командует исключительно потребитель. А производитель внимательно к нему прислушивается и выполняет прихоти клиента с максимальной точностью. И в этой максимальности состоит главный момент конкуренции между производителями. Тут уже нет эластичного спроса (в прямой зависимости от цены). Тут есть только ценовые барьеры, между которыми идет борьба именно за точность реализации потребности клиента.

До недавнего времени я считал, что наш рынок относится именно к рынку профессиональному. Оценивая его по нашему клиенту – клиенту от безопасности. Потому что считал, что в этой сфере у нас работают действительно профессионалы. А мы призваны делать то, что клиент затребовал. А уж соваться со своим видением предмета – ну, это примерно то же самое, как если бы производитель медтехники стал бы учить врача, как тому надо лечить больного. Во всяком случае изначально наш рынок действительно подразумевался как профессиональный.

Мне повезло. Я застал его таким. Мне посчастливилось работать с действительно профессиональными клиентами от безопасности, от которых я сам многому научился. Но себя тем не менее к специалистам от безопасности не отношу. Сегодня я вижу, как наш рынок успешно подмял под себя всякую безопасность, диктуя клиенту условия ради достижения своих рыночных целей – прибыли, роста, дальнейшей деятельности. Надо признать, что рынку это блестяще удается. Несмотря на то что о собственно безопасности рынок не имеет должного представления. Даже слово «безопасность» иные специалисты умудряются писать не с одним, а с двумя «т». Или же неугодные рынку моменты сознательно умалчиваются.
Сколько я ни спрашивал, мне так и не удалось получить от представителей нашего рынка хоть какого-либо внятного определения этой самой безопасности. Согласитесь, заниматься чем-то, что не определено, как-то нелогично. С другой стороны, это может быть и выгодно – нечем измерить (даже не к чему примерить) конечный результат. А значит, всегда можно сказать, что результат достигнут. И, конечно, претендовать на его оплату. Знаете, какие даже были варианты? «Ощущение субъектом своей защищенности…» Потрясающее определение со стороны рынка! Можно подогнать все что угодно под положительный результат. Даже употребление алкоголя «в целях безопасности», потому что пьяному море по колено. Чем не ощущение безопасности?

Лично мое определение рынком ТСБ всегда воспринималось в штыки, поскольку разбивало вдребезги абсолютное большинство «инноваций» рынка в качестве решения вопросов безопасности. Невыгодно оно рынку сегодняшнего дня. А вот конечные потребители этой самой безопасности, т. е. мы с вами в своей самой обычной и нормальной жизни, с этим определением так или иначе соглашались.

В любом случае, чтобы о чем-то рассуждать, без определения нам не обойтись. И за неимением никакого другого снова привожу свое собственное: «Безопасность – это условия среды, при которых потенциально возможная угроза не может быть реализована».

Проще говоря, это то, там и тогда, когда ничего плохого случиться НЕ МОЖЕТ. Хотя бы из самого слова – без опасности. Опасности просто быть не должно. По-моему, это логично.
Исходя из данного определения, понятно, что совершенно нелогично говорить о безопасности вообще. Только от вполне конкретных угроз. Причем конкретных не только по описанию, но и по количественным и качественным характеристикам. И, кроме того, безопасность всегда относительна. Стопроцентного обеспечения не бывает никогда. Поскольку сама среда обитания подвержена постоянным и не всегда прогнозируемым изменениям во времени и пространстве. Тем не менее при наличии такого определения конкретика выходит на передний план.
Идем дальше в своих рассуждениях. Если опасность появляется и нужно ей не дать реализоваться, необходимы две конкретные вещи:

1. Своевременная реакция.
2. Адекватная реакция.

Первое подразумевает исключение фактора внезапности, дабы вторая составляющая могла быть четко определена исходя из давно и точно определенных тактик реагирования при совершенно различных видах опасности и сценариев их развития. Что такое адекватная реакция, думаю, всем понятно – силы противостояния должны быть способны подавить возникшую опасность до момента ее реализации. Таким образом, любая система безопасности начинается с анализа угроз, анализа возможных сценариев их развития и обеспечения в соответствии с этим необходимых сил противостояния. Если сил противостояния, способных среагировать своевременно, нет, то о какой-либо безопасности говорить бессмысленно.

Давайте так и договоримся. Последующие за реализацией опасности сыск и следствие ни к какой безопасности не относятся. Это самостоятельные структуры со своими целями и задачами. Если кто-то сомневается, пусть спросит мнение жертв «успешно» реализованных опасностей. И это будет честно.

И пока, замечу, мы как-то вообще не упомянули собственно рынок ТСБ. Мы пока говорим об организационном начале. Которое и является главенствующим и в построении любой системы безопасности, и в ее реализации. Все остальное – вторично и подчинено этому приоритетному организационному началу.
А вот для обеспечения этой самой своевременной реакции технические средства, бесспорно, могут сыграть весьма значительную роль. И также в плане адекватности реакции – обеспечение вооруженностью. А то и просто оружием.
Но эта роль отнюдь не ключевая. Эта роль, я бы сказал, сугубо экономического плана. А именно применение технических средств призвано в первую очередь экономить людские и материальные ресурсы, при этом ни в коем случае не снижать эффективность всей системы безопасности в целом.
Так должно быть.
А теперь давайте спросим себя, а как оно сегодня на самом деле?
А на самом деле сегодня все поставлено с ног на голову. И именно сегодня, потому что два десятилетия назад все было по-другому. Было здраво. Наверное, оттого и технические системы были в разы проще, на порядок, а то и два дешевле, а главное – работали и полностью оправдывали свое существование. «Все нужное – просто. Все сложное – не нужно!» – говорил М. Т. Калашников, автор очень простого в применении, но очень популярного во всем мире автомата.
И произошел такой переворот ситуации с ног на голову благодаря целенаправленной политике именно рынка ТСБ, преследующего и успешно реализующего свои собственные цели. Конечно, при молчаливом согласии и попустительстве собственно безопасности в лице конечного клиента. А именно: клиент сделал то, что не должен был делать никогда, – отдал рынку ключевой момент любой системы – общую концепцию безопасности. Тем, кто слово «безопасность» пишет с двумя «т». И получил в результате в массовом порядке концепции, никак к безопасности не относящиеся, но успешно реализующие выполнение всех рыночных задач.
А теперь давайте уже конкретно и по видеонаблюдению. По вопросу, которым владею в достаточном объеме, чтобы сделать конкретные выводы. И в привязке к понятию «безопасность» в том виде, каким его стоит понимать.

Итак, когда наступил этот самый момент перелома со здравого смысла в сторону его деградации в угоду рынка? Могу сказать совершенно конкретно. С лозунга All over IP.
Для начала кто, где, когда видел вот такой рекламный натиск? Кого из клиентов от безопасности кто, когда спросил, а надо ли оно ему? А если надо, то зачем? Но вот так сразу – All over…
А зачем, это уже рынок придумает. И придумал.
Все очень просто. Рынок сетевых технологий стремительно развивался своим чередом. Впрочем, и рынок видеооборудования. Нормального, профессионального. И рынкам этим стало тесно уже в занимаемых нишах. Требовалось дальнейшее развитие – старые товары на новых рынках. Классика маркетинга – матрица развития. Все более чем логично. Для видеооборудования и вовсе не худо было бы сбывать то, что на старых рынках еще на стадии комплектующих уже просто попало бы в разряд неликвидов. Но для этого нужна не просто мотивация, а мощный идейный прессинг по всему фронту. All over! Никак не меньше. О том, что самого потребителя никто не спрашивал, так я в самом начале еще сказал, что рынку доверять в вопросах безопасности категорически нельзя. Нет в его целях реализации такой потребности.
Что можно подвести под IP такого, чего ранее не было? Надо это или нет, это уже совершенно не важно. Надо искать, находить и мотивировать.
Первое – высокое разрешение. Сначала о том, а есть ли оно в конечном счете. Именно в конечном. В том, с чем имеет дело непосредственно потребитель. А уж потом насколько оно ему вообще надо.
Мы очень много раз в своих статьях пытались довести до потребителя, что отнюдь не разрешение определяет визуальную различимость на экране, если говорить о наблюдении в реальном времени. Это исключительно функция поля зрения камеры и размера экрана. Еще раз напомню постулат профессионального рынка фото- видеотехники – снимает не камера, а объектив, который (точнее, его фокусное расстояние) определяет поле зрения. Сколько раз предлагал нашим читателям сделать простейший опыт – сфотографировать вид из окна с разрешением 720 х 576 и с разрешением в 15 Мpix с полем зрения в метров 30–40 и посмотреть на снимки в полном формате на экране своего компьютера. Ни в первом, ни во втором случае не удастся прочесть ни номера автомобилей, ни различить лица людей для их хоть какой-нибудь идентификации. А вот если в обоих случаях задаться полем зрения в 4 м, то эти задачи успешно будут решены также для обоих вариантов. Другое дело, что во втором случае можно будет вывести необходимое поле зрения все в те же 4 м на полный экран (так называемый электронный зум) из общего поля в 30–40 м, и задача будет решена. Но… Это уже будет постфактум. Не важно, какой длительности. Это уже потом. Что может произойти от реального текущего момента до этого потом, одному богу известно. А если руководствоваться данным выше определением безопасности, то нас интересует момент и вовсе до того, как.
Касательно возможности электронного увеличения во время текущего наблюдения, то это весьма опасный для безопасности момент, о чем мы тоже много и подробно ранее говорили, когда обсуждали роль управляемых камер в системах. Выстроенная в соответствии с концепцией действительно система безопасности не допускает потерю одновременного контроля со всех стационарных камер, и управляемые камеры могут только дополнять ее, но не замещать собой камеры стационарные. Все это уже много раз проходили.
Кстати сказать, и допустимая нагрузка на оператора с годами никак не изменилась. Предел на одного человека – 6–8 изображений. И все! С увеличением нагрузки эффективность системы будет только падать.
Всевозможные автоматические выводы на экран исключительно, по мнению видеоаналитики, опасных моментов обходятся более чем просто – организацией ряда ложных срабатываний. Оператор начинает метаться от одного сюжета к другому, теряя необходимый контроль над ситуацией практически полностью.
Вот признаюсь: я снимаю свои фильмы из путешествий с разрешением Full HD. И никогда не выкладываю их во всемирную паутину. Потому что не хочу, чтобы то, во что вложены мои старания и деньги, рухнуло бы из-за просмотра на компьютере, да еще и из интернета. Демонстрировать стараюсь свои творения на телевизорах высокой четкости с диагональю экрана не меньше метра. Правда, и камера у меня несколько отличная от тех, что применяются на нашем рынке. Прежде всего по тому же ключевому параметру – формату матрицы, на который на нашем рынке по-прежнему не обращают никакого особого внимания, «поражая» клиента только цифрами разрешающей способности. А вот разрешение у моей камеры точно такое же, как и у камер нашего рынка, что идут с гордым словосочетанием Full HD в графе «разрешающая способность». Правда, ни на какие 4К я для себя не претендую, хотя на нашем рынке и таких предложений уже пруд пруди. Не по средствам мне это. Да и не реализую никогда, если только не выйду со своими творениями на широкоформатные кинотеатры. Хотя моя камера, которая считается полупрофессиональной, стоит дороже, нежели любая всепогодная камера на рынке ТСБ. И даже дороже тех, которые хвастают своими 4К. Просто знаний у меня достаточно, чтобы не позволить самого себя откровенно обманывать. Знаете, сколько стоит камера, которая позволяет действительно реализовать эти самые 4К на, естественно, огромном экране? Порядка 50 000 долларов. Кстати, у таких камер нет никакого экранного меню. Только прямое управление каждой необходимой функцией с собственного органа управления. Кнопок на ней… как в кабине самолета.

Окончание статьи в следующем номере журнала ТЗ №2-2017

Внимание! Копирование материалов, размещенных на данном сайте допускается только со ссылкой на ресурс http://www.tzmagazine.ru

Рады сообщить нашим читателям, что теперь нашем сайте работает модуль обратной связи. Нам важна ваша оценка наших публикаций! Также вы можете задавать свои вопросы.Наши авторы обязательно ответят на них.
Ждем ваших оценок, вопросов и комментариев!
Добавить комментарий или задать вопрос

Правила комментирования статей

Версия для печати

Средняя оценка этой статьи: 0  (голосов: 0)
Ваша оценка:

назад
|

Axis представляет сетевой радар для точного обнаружения вторжений в контролируемых зонах
Компания Axis дополняет свой обширный портфель продукции сетевыми радарами. Радарные датчики вторжения не реагируют на многие распространенные сигналы, которые приводят к ложным срабатываниям, и легко устанавливаются и интегрируются в существующие системы.



Новинка от компании IDIS: 5Мп IP-видеокамера DC-T3533HRX
Тенденции развития индустрии IP-видеонаблюдения демонстрируют погоню производителей за увеличением разрешающей способности видеокамер. При этом часто оказывается так, что озвучиваемые цифры в 4, 9, 12 и даже 20 мегапикселей оказываются несопоставимыми с физическими размерами сенсоров, используемых в этих камерах. Поэтому подобные разрешения реализуются лишь на уровне соответствующих цифр в настройках камеры и не приводят к какому-либо улучшению изображения.



IBM меняет представление о передаче и хранении видео. Впервые на All-over-IP 2017!
Сравните ваш взгляд на интеллектуальное видеонаблюдение с мнением руководителей корпорации IBM на 10-м форуме All-over-IP 2017.



Реклама
Подписка на новости
Имя
E-mail
Анти-спам код
Copyright © 2008 —2017 «Технологии защиты».