Журнал ТЗ № 2 2015 | «Безопасный город» – как я его понимаю
  бюро находок  
  Где искать        
наши издания
наши анонсы






2015
№ 2
статьи



Журнал ТЗ № 2 2015



Раздел: Субъективное мнение
Тема: CCTV (системы видеонаблюдения)
Автор: Александр ПОПОВ, публикуется в авторской редакции

«Безопасный город» – как я его понимаю

В предыдущем (№ 1–2015) номере ТЗ был опубликован материал «Городское видеонаблюдение». Тему продолжает Александр ПОПОВ, компания «ТАХИОН»

1.У городских систем видеонаблюдения много сторонников, но не меньше и противников. Ваша позиция и аргументы в ее пользу.
– Я всегда говорил, говорю и буду говорить, что любая система видеонаблюдения – это не более чем инструмент. Как можно относиться к инструменту в принципе? Все равно что спросить: как вы относитесь к топору? Согласитесь, звучит глупо. Если необходимо наколоть дров, то отсутствие топора может сделать конечную потребительскую задачу трудновыполнимой. Если топором пытаться отремонтировать автомобиль, то, скорее всего, лучше бы топора рядом и не было. И еще. Любой инструмент призван выполнить конечную задачу более эффективно, с меньшими затратами (материальными и временными), нежели без оного, иначе само применение теряет смысл. И уж во всяком случае конечная задача должна быть, безусловно, выполнена в полном объеме. Если теряем в полноте выполнения потребительской задачи, то применение данного инструмента откровенно вредно для дела.
Я работаю на рынке видеонаблюдения более 20 лет. При этом ни в городской квартире, ни в загородном доме, в котором живу в настоящий момент, у меня не стоит ни одной видеокамеры. Думаю, понятно, что камеры я мог бы взять по их себестоимости, а смонтировать систему самостоятельно для меня никакого особого труда бы не составило. Единственным «гаджетом» от видеонаблюдения является автомобильный регистратор, хотя за три года его службы я ни разу еще не просматривал записи, на нем сделанные. Дважды за этот срок перетирался провод питания, однако в отличие от, например, износа тормозных колодок я не занимался срочным ремонтом, потому что никакого отношения к безопасности движения этот регистратор не имеет. Нет, меня так же, как и любого другого нормального человека, волнуют вопросы безопасности и меня, и членов моей семьи, и моего имущества. И есть и технические средства обеспечения такой безопасности. Но видеонаблюдение – не оптимальный в данном случае вариант расходования моих денежных средств на безопасность, поскольку всегда задаю себе вопрос:
«Увидел, записал! А дальше что?»
Давайте говорить откровенно – говорим о «безопасных городах».
С темой этой я знаком с самого ее рождения. Это мы были самыми первыми, кто делал пилотный проект тогда только Петроградского района Санкт-Петербурга к 300-летию города. Если кто помнит, когда основан Санкт-Петербург, тот поймет, что было это более 12 лет назад. И до сих пор этот проект в четырех томах лежит у нас на полке. Позже мы вышли сами из проекта по целому ряду причин. Общая причина одна – мы всегда были и остаемся честными по отношению к нашему потребителю, а себя всегда уважаем. Но проект этот все же основывался на здравом смысле. А именно чтобы в вопросе «увидел, а что дальше?» это «дальше» было хотя бы теоретически возможным.
Мое мнение относительно нынешних проектов в основной их массе – по-моему, потребительской задачи безопасности уже вообще не стоит. Это какие-то полигоны передовых технологий рынка видеонаблюдения. Исходными моментами проектов сегодня являются передовые достижения в области передачи видеоинформации на огромные расстояния, соревнования в количестве мегапикселей в такой информации, в алгоритмах видеоаналитики.
Между тем нас как потребителей вообще не должно интересовать, какими средствами достигается та или иная конкретная задача нашей безопасности. Это вопрос к тому, кто эту безопасность обеспечивает. И еще, самое главное, отвечает за эту безопасность. И оценивать потребитель безопасности будет ситуацию не по тому, сколько видеокамер добавилось в городе, как далеко простираются линии ее передачи, а по конечному результату – стало в результате безопасней или нет. По статистике совершенных преступлений. Именно совершенных, а не раскрытых. Раскрываемость преступлений – это уже сыск, к безопасности имеющий не большее отношение, чем патологоанатомия к медицине. Вот по этой причине я не устанавливаю видеокамеры у себя дома. Потому что они ровным счетом ничего не добавят к своевременности реагирования. А последующий сыск меня мало волнует. Для этого существуют страховые компании, если говорить о моих личных интересах.
Как только ответственность и оценка будут по конечному результату, как только каждый «мастер» начнет покупать себе «инструмент» за собственные средства, так все наглядно и высветится – что где установлено правильно и экономически оправданно, а где имеет место неоправданное расходование средств.
Но есть и еще один, психологический момент. Момент достаточно опасный для потребителя. А именно создание иллюзии защищенности за счет повсеместного внедрения всевозможных передовых технологий. Потребитель видит средства, не осознавая их действительной эффективности, и думает, что уровень его личной безопасности резко вырос. И готов даже пойти на собственные дополнительные расходы, не проанализировав ситуацию до конца. Соответственно, позволяет себе расслабиться и… может стать жертвой собственного такого легкомыслия, поверив, например, что висящая над ним камера обеспечит приезд наряда полиции еще до того, как какой-нибудь злоумышленник попытается отнять у него кошелек.
Вот продумывать и оценивать ситуацию до конца я всегда призывал и призываю потребителя. Именно поэтому, не имея ни одной видеокамеры, я имею и забор, и собаку, способную своевременно обнаружить попытку вторжения посторонних лиц и оказать им должное сопротивление, и огнестрельное оружие (совершенно законно). Все это тоже имеет свое стоимостное выражение, и, думаю, даже большее, чем потенциальная система видеонаблюдения. Но это в данном конкретном случае намного более эффективное решение задачи безопасности.
Давайте для примера рассмотрим повсеместно установленные камеры контроля нарушений ПДД. На собираемости штрафов это, несомненно, сказалось самым положительным образом. Возможно, на общей собираемости не сказалось и никак, но на официальной их составляющей, на пополнении бюджета – бесспорно. Если говорить об именно такой изначальной задаче – пополнить городской бюджет за счет повышения собираемости штрафов, то она, бесспорно, выполнена. Нам же всячески преподается это техническое решение как средство повышение безопасности дорожного движения. И даже в отчетах указано, что благодаря внедрению комплексов фотовидеофиксации существенно снизилось количество нарушений, связанных с превышением скорости и проездом на красный сигнал светофора.

Господа! Вы этому верите? Сначала Джереми Кларксон (бывший пилот «Формулы-1», популярный телеведущий программы «Топгир») и писал, и объяснял, что это совсем не так. Теперь уже такое мнение появилось в официальных правительственных кругах Англии. А мы сами можем проанализировать. На эту тему уже достаточно подробно писал на страницах ТЗ Михаил Каменецкий – нарушение зафиксировано, но не предотвращено. Нарушитель как мчался, так и продолжает мчаться, продолжая создавать угрозу. Но мало этого. Если раньше можно было ждать появления сотрудника с радаром за любым поворотом, за любым кустом, соответственно, любой поворот и любой куст воспринимался как потенциальная угроза нарушителю, заставляя того постоянно контролировать и скоростной режим, и исполнение других ПДД, то теперь места установки камер строго зафиксированы (во всяком случае на скоростных магистралях). Все места их установки нанесены на карты всех автонавигаторов (у меня даже нарисует камеру и напишет, какая она – стационарная или мобильная). Проехал камеру и дави на газ, сколько сможешь, – до следующей камеры никто слова не скажет. Вот такую ситуацию мы сейчас и имеем: под камерой на магистрали – 90, проехал – 150. И еще момент – кто-то не знает об установленной камере. Я всегда перед камерами очень существенно увеличиваю дистанцию до впереди едущего автомобиля – «прекрасное» место собрать «гармошку». Какая уж тут безопасность – прямая опасность столкновения из-за резкого торможения впереди идущего автомобиля. Но, естественно, количество зафиксированных нарушений скоростного режима резко упало. Иначе надо было бы констатировать прогрессирующий дебилизм наших водителей, не выучивших места установки камер и не снизивших перед ними скорость.
И еще в свете «повышения безопасности» за счет камер фиксации нарушений ПДД. Одновременно со снижением количества нарушений скоростного режима констатировалось… увеличение количества случаев управления транспортном в нетрезвом виде. И это, естественно, отловленных «вручную», поскольку камеры подобных нарушителей не ловят, а количество постов в свете массового внедрения видеофиксации существенно сократилось. А что же происходит на скоростных магистралях, где все контролируется исключительно видеокамерами? Стало уже общепринятой практикой выбирать для следования именно трассы, максимально оснащенные комплексами фотовидеофиксации, если, скажем так, водитель не совсем в себе. Вот такова реальная ситуация, чего добились в плане повышения безопасности дорожного движения, массово перейдя на комплексы фотовидеофиксации.
Возвращаясь к «безопасным городам». Тот проект, который предлагали в свое время мы, принципиально отличался от нынешней типовой модели. Мы ставили своей целью обеспечить в первую очередь этим инструментом – видеонаблюдением тех, кто непосредственно будет создавать безопасность. Первым уровнем подачи видеоинформации мы рассматривали ближайшее к видеокамере отделение полиции (тогда еще милиции). Это им предназначалось и реальное время, и управление камерами. Они отвечают за данную территорию, значит, в первую очередь имеют право на информацию. Другое дело, что дополнительно информация носила и административные функции. И с этими функциями дублировалась уже и в райотдел с перспективой передачи в ГУВД. Вот здесь уже в силу сугубо административных функций можно было сэкономить на некоторых чисто технических ограничениях, поскольку фактор реагирования для этих уровней не предусматривался. Удаленность камер от поста первого уровня никогда не превышала 2 км, что само по себе и так очень немало – это 2 минуты езды при скорости 60 км/час. Плюс время на сборы. Но за две минуты уже немало может произойти.
Почему-то в конце концов победила идея единых центров мониторинга с неимоверной нагрузкой на операторов, что, естественно, только негативно сказывается на качестве наблюдения в реальном времени (высокая вероятность пропуска события). Но рынок тут же предлагает различные алгоритмы видеоаналитики, якобы существенно облегчающие такую нагрузку. Что само по себе очень сомнительно. А главное – теряет здравый смысл весь алгоритм «увидел – а что дальше?». Оценку события дает некий оператор, который, в принципе, может не быть сотрудником МВД и не нести никакой служебной ответственности за собственно безопасность граждан. На основании такой оценки оператор принимает решение относительно необходимости привлечения сил реагирования (опять-таки возникают сомнения в компетентности такой оценки), далее отдельно по каким-то каналам связи информирует силы реагирования и описывает им ситуацию уже в своей интерпретации, а не в виде объективной видеоинформации. После чего силы реагирования уже пытаются реализовать собственно безопасность. При этом за конечный результат работы всей этой цепочки отвечают они. Или вообще никто, что чаще всего на самом деле и происходит. Непонятно, зачем искусственно так завышать временной фактор, который является главным в обеспечении безопасности, и превращать действительно объективную информацию в некую производную от нее для тех, кто непосредственно реализует безопасность. Зато тот самый опасный момент видимости беспрецедентных принятых мер реализуется в максимальной степени.
Если раньше силы реагирования в лице городового, а потом милиционера располагались в дальности слышимости свистка (2–3 сотни метров), а теперь на расстоянии, на которое способны передать видеоизображение современные технологии, исчисляемом десятками километров, стало ли безопасней в городе?
Увидеть, услышать, узнать еще не значит предотвратить. Напомню, что классика ограбления банка исходит из того, что в момент вторжения грабителей тревожная кнопка персоналом в любом случае нажата.
Конечно, вопрос с безопасностью городов решать необходимо. Только танцевать надо не от предлагаемой рынком техники, а от конечных потребительских задач, для решения которых выбирать предлагаемую технику. Рынок всегда преследовал и будет преследовать собственные интересы. И это совершенно оправданно. Идти слепо на поводу у рынка – это всего лишь всемерно способствовать его процветанию совершенно безотносительно вопроса безопасности.
Ну, и резюмируя сказанное. Сегодняшнюю ситуацию очень хорошо описал мой друг, уходя в отставку из спецслужб:
«Раньше спрашивали за результат, не интересуясь путями его достижения. А сейчас за планы дают ордена. Я этого понять никогда не смогу». Вот и я не могу понять подмены результата предпринятыми мерами.

2. Назовите основные проблемы (технические, технологические, организационные, правовые) внедрения и эксплуатации систем видеонаблюдения в российских городах.
– Основная проблема названа – не с того конца заходим. Ищем, к чему бы приладить инструмент, зачастую до конца не зная его предназначения. Выбор диктует рынок ТСБ, а не потребитель в лице тех, кто отвечает за конечный продукт – безопасность. А спросят именно за конечный продукт.
Система безопасности – это комплекс организационно-технических мероприятий. Вот и начинаться все должно с организационного момента. С анализа угроз, с сил и методов противодействия этим угрозам. С рассмотрения абсолютно всех факторов, способных повлиять на ситуацию.
В вопросе первыми указаны технические и технологические проблемы. На самом деле, это вообще не проблемы. Это рабочие вопросы, решение которых зависит исключительно от финансовых вложений. Можно и через космос организовать трансляцию камеры на перекрестке. А вот правовые вопросы, напротив, в программе «Безопасный город» стоят на первостепенных ролях. До сих пор так внятно и не решен вопрос с этим пресловутым пределом необходимой обороны, с правом граждан на оружие защиты. Был бы решен, возможно, очень многие вопросы безопасности закрылись бы простым наличием видеоархива (хоть с собственного регистратора, хоть со стационарной камеры), подтверждающим правомерность действий по обороне и себя, и окружающих.
Никто не хочет задуматься, почему у нас народ не звонит со своих мобильников в полицию так часто, как хотелось бы, почему у преступлений не бывает свидетелей, когда они на самом деле есть. Да потому что правовая среда сегодня такова, что информировавший о преступлении рискует стать подозреваемым номер один. Предлагается внедрять отдельные комплексы связи «гражданин – полиция», при том что у всех в кармане есть собственный телефон. Кстати, пробовали позвонить по «02» или «112»? Попробуйте. И прикиньте, что за время только общения может произойти. Это все исключительно организационные вопросы, никакого отношения к технике не имеющие. Но в отличие от технических их быстрого решения ждать не приходится.

А в целом основу безопасности и в городах, и в целом в обществе составляют не видеосистемы «по последнему слову техники», а гражданское согласие. Вот эти вопросы сейчас первостепенные. С технологическими как раз никаких проблем нет.

3. Каким функционалом и техническими характеристиками должно обладать используемое в городских системах видеонаблюдения оборудование?
– Опять-таки функции используемого инструмента должен определять тот мастер, который им будет пользоваться. Вопрос к рынку ТСБ – это вопрос не по адресу. Любой (и я в том числе) назовет функции, которые способна реализовать его фирма. Вот потому, что не у того спрашиваем, имеем такие «инновационные», но не работающие решения. Кто-то специализируется на построении сетей. Чем больше сеть, тем больше доход. В результате получаем «наиудаленнейшее» наблюдение с теорией дилетанта от безопасности о необходимости именно такого централизованного наблюдения. Другой специализируется в создании программ поиска по архиву. Естественно, полноценно реализовать свою продукцию он в состоянии только на гигантских архивах – и следует теория о приоритетной роли огромных архивов с целью полноценного расследования спустя годы. Насколько актуально для конкретной жертвы преступления расследование спустя годы, никто не интересуется. Третий сидит на поставках IP-видеокамер высокого разрешения, и вот уже правильность систем определяется мегапиксельностью камер. Так есть на сегодняшний день. И так будет, пока банковать не начнет тот, кто отвечает за конечный продукт – за безопасность. И еще важное условие – ответственность должна быть полноценной, а не номинальной.

4. Зарубежный опыт: что нужно и что не нужно использовать?
– Я достаточно много путешествую. И могу опираться не только на то, что прочел в прессе или увидел по телевизору, но и на то, что видел и с чем сталкивался сам. Естественно, чисто в профессиональном плане все подобные вопросы меня очень интересуют даже в период отпусков. И на мысль о первостепенной роли гражданского согласия в обществе в деле общественной безопасности меня натолкнул именно увиденный зарубежный опыт.
Когда я, естественно, в советские еще времена курсантом попал на подводную лодку, наш командир каждое построение начинал словами: «Народные деньги жрете!» Просто так, чтобы мы не забывали, кто кормит армию и перед кем она в постоянном долгу.
Вот такой настрой очень чувствуется во всех представителях правопорядка «там». Для них законопослушный налогоплательщик – это их работодатель. Это он им платит, и на него они работают. А, значит, это высокий профессионализм, образец поведения, обязательное знание английского языка даже в странах, где по каким-то историческим мотивам этот язык не жалуют. Это – идеальное знание города. Как турист я очень часто по вопросам ориентирования в незнакомом городе обращался именно к полицейским – это быстрее и проще, чем искать офис туристической информации. Вот с этого должен начинаться безопасный город. И ответственность полицейских отнюдь не номинальная, а зачастую просто максимальная. Если полицейский совершает преступление, его принадлежность к органам правопорядка является не смягчающим, а отягчающим вину обстоятельством, поскольку он подорвал доверие ко всей системе. Полицейский – уважаемый в обществе человек. Получает очень достойную зарплату. И пенсию после окончания службы. А попасть под обвинительный приговор для полицейского означает лишение и пенсии. Поэтому бесполезно с полицейским «там» «пытаться договориться». Точнее, именно договориться можно – он отвечает за реальную безопасность, а не отчитывается по нашей палочной системе. Действительно, ошибки по незнанию, не повлекшие каких-либо последствий для окружающих, часто просто ограничиваются разъяснениями.
Наверное, с этого и должен начинаться безопасный город (уже без кавычек).
Да, видеокамер встречается на улицах и много, и очень много. Но никакого культа видеосистем во всей теории общественной безопасности нет абсолютно. Более того, там, где много видеокамер, там много и живых полицейских на улицах. В Амстердаме, например, в наиболее массовых местах, несмотря на наличие видеокамер на каждом здании, а то и каждом подъезде, ежедневно приезжает целый полицейский автобус на ночное дежурство. Просто стоит на всякий случай.
В Италии функции общественной безопасности и сыска принципиально разделены между карабинерами и полицией. Одни получают зарплату за то, что раскрывают преступления, другие – за то, чтобы их коллегам раскрывать было как можно меньше.
Поучительной, на мой взгляд, представлена именно видеосистема «Безопасный город» в одном из городов Китая, репортаж о которой был как-то показан по телевизору. Такое впечатление, что китайцы следовали нашему пилотному проекту. Но пошли еще дальше. А именно не некий единый информационный центр, куда стекается видеоинформация со всех камер, а с точностью до наоборот – весь город поделен на микрорайоны, не превышающие 2 километра в диаметре, в центре которого специально создан свой пост наблюдения. Таким образом, максимальная удаленность камеры, относящейся к конкретному району, не превышает 1 километра для каждого поста. А операторами системы являются те самые полицейские, которые отвечают за безопасность на данном участке города. Все при оружии и в полной боевой готовности. Пост представляет собой простейший павильон с огромной площадью кругового остекления, чтобы помимо видеоинформации обладать и просто максимальной визуальной информацией. Количество полицейских, являющихся и операторами, определено, вероятно, из необходимых сил для противодействия возможной потенциальной угрозе. В общем, их вполне достаточно, чтобы информационная нагрузка на каждого не была избыточной. Все просто. Как по построению системы, так и по ее функционированию. Увидели и сразу пошли, побежали, поехали реагировать. Километровая удаленность – это около минуты езды. Увидели и сами приняли решение – стоит или не стоит реагировать, на какой стадии, если стоит, какими силами. Это их дело. Но отвечают они за то, что произошло или не произошло, а вовсе не за то, что увидели или не увидели, попало это в архив или нет. Попутно существенно расширена сеть таких микроотделений полиции, известных гражданам. Возможно, если бы раньше гражданин просто поленился бы обратиться в полицейский участок по причине его большой удаленности, то теперь удаленность стала в буквальном смысле шаговой. И как-то никто, рассказывая о системе, не упомянул ни мегапиксельность камер, ни годичность архивов. Все это на самых последних ролях. На первых – организационная продуманность системы.
Невольно вспомнишь слова Михаила Тимофеевича Калашникова: «Все необходимое просто. Все сложное не нужно!»

Зарубежный опыт показал мне и возможность разумной работы исключительно технических средств на безопасность, связанную с соблюдением скоростного режима на дорогах. До поездки по дорогам Португалии я, честно говоря, в это не верил. Оказывается, можно. Просто надо было все тщательно продумать. Там на загородных автотрассах тоже есть комплексы фиксации нарушений ПДД, но построены они совершенно не так, как наши. Есть режим ограничения скорости – примерно как и у нас на магистралях. И установлены автоматические радары на участках, где можно разогнаться существенно выше заданного ограничения. Радар фиксирует нарушение скоростного режима и… нет, не включает видеокамеру или фотоаппарат на запись номерного знака, а включает запрещающий сигнал светофора, установленного метров через 200–300 после радара. Мы сами с нашим гидом как-то попали в такую ситуацию, поэтому все так досконально мне и объяснили. То есть превышение установленной скорости ведет не к автоматической фиксации номера и отправке штрафа через неделю-две после нарушения, а автоматическую остановку транспортного средства-нарушителя. Вот теперь постой и подумай. Вполне возможно, что и не было злого умысла на нарушение, возможно, человек просто задумался, а скорость автомобиля стала опасной. Теперь он остановлен и начнет движение с нуля после включения разрешающего сигнала. А заодно вместе с ним вынуждены будут остановиться и машины, следовавшие за нарушителем. Подумай нарушитель, как ты сейчас выглядишь в глазах других участников движения, какова будет их реакция на твои вольности на дороге? А она непременно будет. А вот если автомобиль в придачу к нарушению скоростного режима не остановился на запрещающий сигнал светофора, вот тут уже сработает автоматическая фиксация номера, и штраф за проезд на красный свет уже отнюдь не тот, что был бы за превышение скоростного режима – другие порядки. Да, думаю, собираемость штрафов от подобных комплексов на несколько порядков ниже, чем у наших комплексов видеофиксации. Но в отличие от наших, фактически не имеющих никакого отношения к безопасности на дорогах, эти работают исключительно на безопасность. Рассказывая мне об этих комплексах, так и резюмировали – задача же не собрать, как можно больше штрафов, а сделать езду безопасной!
Еще деталь с чисто технической стороны – повсеместно вся автоматическая видеофиксация ведется на месте установки видеокамеры. Никакого удаленного наблюдения не организуется, ведь это существенно удорожает всю систему, а главное – лишено какого-либо смысла. Фиксируется уже свершенное событие. Штраф будет выслан через несколько дней. Значит, скачать информацию с здесь же установленного сервера можно когда угодно и каким угодно способом – хоть самому приехать и заменить жесткий диск. Просто в угоду любым инновациям никто не будет расходовать бюджетные деньги. Доводилось перемещаться по Португалии и в электричках. Наверное, пригородные электрички – объекты напряженной криминогенной обстановки во всем мире. Всего-то 4–6 вагонов в электричке. И в каждом по две камеры под потолком, выполненные уже в едином конструктиве с отделкой вагона. Камеры просматривают вагон целиком. Но помимо камер в каждой электричке едут два вооруженных полицейских. За 30-минутную поездку они прошли вдоль всего поезда дважды. И, если честно, уверенность в безопасности лично мне как пассажиру придавали именно эти двое служителей португальской Фемиды – крепкого телосложения и при оружии, нежели камеры под потолком. Хотя уверен, что в перерывах между обходами они контролируют ситуацию по видеоизображению – максимум 12 изображений на двоих – вполне рабочая схема.
А на фотографии изображена самая рабочая версия системы «Безопасный город Лиссабон». Это район Альфама. Достаточно бедный и потому относительно криминальный. По информации, полученной от жителей самого Лиссабона, – так вот заведено – если захотелось покурить или просто нечего делать – смотри в окно. Смотри вокруг и замечай. Если что заметил подозрительное – звони. И главное – звонят. А самое главное – по звонку обязательно сразу приезжают. Так и предупреждают туристов – вот эти вот граждане в окнах что-то увидят, что им не понравится, и тут же позвонят. И тут же приедут те, кто непосредственно отвечает за безопасность. Эти двое исчезнут из окон, непременно появятся другие. Да, везде, в любом городе, в любой стране найдется хотя бы один в данном конкретном районе, кто просто будет смотреть и видеть. Дело за малым – чтобы он позвонил, и чтобы на его звонок непременно среагировали. Почему у одних это работает, а у других не работает совершенно? Вот на какой вопрос надо искать ответ в первую очередь, начиная всю программу безопасности городов. Ответ на самом деле очень простой – и полиция, и народ там, где это работает, находятся по одну сторону борьбы за безопасность. Полиция видит в своем народе не потенциальный криминалитет, а своего первого помощника. И достигается такое взаимопонимание не исключительно средствами пропаганды, а постоянными конкретными делами, примеров которым я бы тоже мог привести очень много из своего личного опыта, но это уже другая тема.

5. Перспективы городских систем видеонаблюдения
– Перспектив, на самом деле, всего две.
Либо в идеологии построения побеждает здравый смысл, основанный на ответе на вопрос «Увидел, а что дальше?» – и тогда, как ни странно, мы вообще перестанем замечать это городское видеонаблюдение, поскольку нас интересует только конечный вопрос нашей безопасности. Если таковая будет обеспечиваться, никто не будет особо интересоваться, какими методами это делается. Мы же обращаем внимание на средства достижения целей тогда, когда сами цели не достигнуты, а мы пытаемся найти ответ на вопрос «почему?». Не могу вот так с ходу предложить некую единую техническую модель, поскольку я не владею вопросом целиком. Я привык реализовывать точно сформулированную заказчиком задачу. Нужна детальная проработка именно организационной составляющей вопроса городской безопасности. Тогда высветится не одна, а достаточно большой ряд неких частных задач, и по каждой из них будет свое решение.
Ну а второй вариант развития – пессимистический – рынок по-прежнему будет вербовать в среде заказчиков своих сторонников, и в зависимости от того, какому направлению рынка на данный момент это удается сделать лучше, такой крен и будет получать очередной технический виток. По-прежнему будут освоения немалых бюджетных средств на безопасность, будут отчеты о беспрецедентных инновационных решениях без ощутимых сдвигов для конечного продукта – общественной безопасности.
Главное понимать, что никакие организационные дыры техникой не затыкаются. Должен быть сначала построен мощный организационный фундамент. А с техникой все более чем просто. И мировой опыт это подтверждает.


Внимание! Копирование материалов, размещенных на данном сайте допускается только со ссылкой на ресурс http://www.tzmagazine.ru

Рады сообщить нашим читателям, что теперь нашем сайте работает модуль обратной связи. Нам важна ваша оценка наших публикаций! Также вы можете задавать свои вопросы.Наши авторы обязательно ответят на них.
Ждем ваших оценок, вопросов и комментариев!
Добавить комментарий или задать вопрос

Правила комментирования статей

Версия для печати

Средняя оценка этой статьи: 5  (голосов: 4)
Ваша оценка:

назад
|

Axis представляет сетевой радар для точного обнаружения вторжений в контролируемых зонах
Компания Axis дополняет свой обширный портфель продукции сетевыми радарами. Радарные датчики вторжения не реагируют на многие распространенные сигналы, которые приводят к ложным срабатываниям, и легко устанавливаются и интегрируются в существующие системы.



Новинка от компании IDIS: 5Мп IP-видеокамера DC-T3533HRX
Тенденции развития индустрии IP-видеонаблюдения демонстрируют погоню производителей за увеличением разрешающей способности видеокамер. При этом часто оказывается так, что озвучиваемые цифры в 4, 9, 12 и даже 20 мегапикселей оказываются несопоставимыми с физическими размерами сенсоров, используемых в этих камерах. Поэтому подобные разрешения реализуются лишь на уровне соответствующих цифр в настройках камеры и не приводят к какому-либо улучшению изображения.



IBM меняет представление о передаче и хранении видео. Впервые на All-over-IP 2017!
Сравните ваш взгляд на интеллектуальное видеонаблюдение с мнением руководителей корпорации IBM на 10-м форуме All-over-IP 2017.



Реклама
Подписка на новости
Имя
E-mail
Анти-спам код
Copyright © 2008 —2017 «Технологии защиты».