Журнал ТЗ № 4 2014 | Влияют ли новые технологии на уровень безопасности
  бюро находок  
  Где искать        
наши издания
наши анонсы






2014
№ 4
статьи



Журнал ТЗ № 4 2014



Раздел: Акцент
Тема:
Автор:

Влияют ли новые технологии на уровень безопасности

Собственно, в заголовке обозначен вопрос, над которым всем участникам дискуссии предлагается подумать и дать свое видение ситуации сегодня.
На вопрос «влияет ли?» ответ однозначный: безусловно, влияет. И в действительности нас интересует, «как влияет?».
Для анализа уже этого уточняющего вопроса имеет смысл разобраться с ролью каждого в этом вроде бы интуитивно всем понятным, но в действительности представляющим полную неразбериху процессе обеспечения безопасности.
Конечное звено понятно и определено – это клиент рынка безопасности. Физическое или юридическое лицо, которое заказывает эту услугу – получение безопасности, – готово за нее платить и платит, а потому имеет полное право ее получить.


В этом номере с вами:
Евгений КИН, менеджер по развитию бизнеса в России Nedap Security Management
Павел КОСТЮРИН, директор по продукции QNAP Россия
Михаил КРИСТЕВ, глава российского представительства WD
Виктор БОЛДЫРЕВ, советник президента «Ассоциации Транспортная безопасность»
Ведущий круглого стола – Александр ПОПОВ, компания «ТАХИОН»

Вопрос для обсуждения
Давайте попробуем, просто исходя из своего жизненного опыта, из собственного миропонимания, не касаясь каких-либо ГОСТов и нормативных актов, сформулировать: что такое для каждого из нас безопасность?

Александр ПОПОВ:
– Мы можем бесконечно дискутировать по этому вопросу, пока не договоримся об общих определениях. Об общих для всех правилах игры. Итак, давайте попробуем дать такое определение, просто исходя из своего жизненного опыта, из собственного миропонимания, не касаясь каких-либо ГОСТов и нормативных актов. Что такое для каждого из нас безопасность?
Лично мое определение (кто не согласен, может предложить свое): безопасность – это условия среды, при которых потенциально возможная опасность не может быть реализована.
Если руководствоваться этим определением, становится очевидным, что безопасности вообще не бывает в принципе. Только от конкретной заранее оговоренной опасности. И, кроме того, не бывает безопасности абсолютной. А носит она всегда некий вероятностный характер. Почему? Да потому что вероятность падения самолета на ваш автомобиль не нулевая, а вот безопасность автомобиля от такой опасности сделает это решение абсурдным, хотя для танка такое решение может быть и оправданно.
Безопасность носит системный характер, и для ее реализации создаются системы безопасности. А еще сейчас очень популярное название – комплексные системы безопасности. А также системы комплексной безопасности.
Надо дать определение системе безопасности, чтобы в дальнейшем под этим определением подразумевать одно и то же.
Предлагается следующее определение: система безопасности – это комплекс организационно-технических мероприятий, направленных на обеспечение безопасности объекта или субъекта (субъектов). Система безопасности – это комплекс мер по выявлению и противодействию потенциальной опасности. Это в самую первую очередь – активное действие, которое в той или иной мере может быть подкреплено техническими средствами. А может и не быть, при этом система безопасности будет. А вот наоборот не получится. Поскольку бездействие, т. е. отсутствие организационного начала, не способно что-либо создавать вообще, в том числе и условия среды, не позволяющие реализоваться потенциально возможной опасности.

Евгений КИН:
– Безопасность – это часть уверенности в завтрашнем дне. Это, на мой взгляд, достаточно важная составляющая понятия «стабильность» – такого важного для каждого из нас и просто необходимого для устойчивого развития любого серьезного бизнеса.

Александр ПОПОВ:
– Определения не бывают ложными и истинными. Это правда. Тем не менее они должны быть максимально конкретными. Чтобы однозначно определяли объект. Под данное определение, например, полностью попадает устойчивость финансовой системы, стабильность курса валюты и многое другое. Какая часть? В чем уверенности? И самое главное – безопасность от чего? Недавно вернулся из Исландии. Довелось проезжать в 15 км от вулкана Бардарбунга в период его еще не извержения, но потенциальной активности – накануне ночью состоялось землетрясение в 4,7 балла, а 5 баллов – это означало начало извержения. Поехали, чтобы не делать очень большой объездной крюк. Так вот, от этой опасности никакой, в принципе, безопасности не было и быть не могло. Даже если б ехали на танке. Это я к тому, что безопасность всегда относительна какой-то конкретной опасности, а безопасности вообще не бывает.
И еще комментарии в адрес данного определения. Касательно развития «серьезного бизнеса». «Кому война, а кому мать родная!» – такое выражение не приходилось слышать? Вот вам и связь развития бизнеса и безопасности.

Михаил КРИСТЕВ:
– Безопасность в первую очередь – это безопасность от всяких криминальных посягательств, будь то собственность или данные, безопасность от всевозможных природных или техногенных катастроф. Бытовая безопасность – это нормальный воздух, которым мы дышим, безопасная еда. Появляется всё больше приборов и механизмов, которые нас окружают, и, естественно, они должны быть безопасны.

Александр ПОПОВ:
– «Безопасность – это безопасность» – определение так и не дано.

Виктор БОЛДЫРЕВ:
– Безопасность – это прежде всего состояние, когда действие каких-либо внешних и внутренних факторов не приводит к смерти, ухудшению здоровья, не препятствует достижению определенных желательных для человека целей. Отсутствие недопустимого риска, связанного с возможностью нанесения ущерба.

Александр ПОПОВ:
– Отсутствие недопустимого риска, связанного с возможностью нанесения ущерба. По-моему, достаточно этого. Без всякого состояния, а то потребуется конкретизация этого состояния – кого или чего. В данном определении конкретики больше всего. Думаю, что этот вариант может претендовать быть взятым за основу при анализе ситуаций – безопасно или нет.


Вопрос для обсуждения
Стало ли, по вашему мнению, безопаснее (на улице, дома, вечером в парке, безопаснее для жилья, для автомобиля) за последние 10–15 лет, хотя технологии действительно по совершенно объективной оценке шагнули на рынке ТСБ далеко вперед? В чем, по-вашему, причина такого несоответствия?

Евгений КИН:
– Вероятно, я немного удивлю автора данного круглого стола, но на прямой вопрос – стало ли безопаснее за последние 10–15 лет в той части страны где работаю и живу, я отвечу твердое «да». На мой взгляд, сейчас возможные риски стало проще структурировать, а, следовательно, и обеспечивать правильную ответную реакцию на них. Безусловно, такое структурирование само по себе не делает нашу жизнь более безопасной, но сам факт его существования является серьезным подспорьем для возможности планирования как своей жизни в социуме в принципе, так и коммерческой деятельности в частности.
Несоответствия, как такового, нет. Россия за последние 20 лет стала вполне полноценной составляющей общемировых рыночных отношений. Вместе с этими переменами поменялись и существующие проблемы вокруг нас: от анархично-постперестроечных до вполне актуальных и насущных для любых развитых стран, интегрированных в мировую экономику. Криминал, как извечный спутник бизнеса, также совершенствовался, что называется, в ногу со временем. Он тоже стал более изощренным и высокотехнологичным в своих проявлениях.

Александр ПОПОВ:
– Все же замечу, что безопасность обеспечивается адекватной и своевременной реакцией на опасность, а не структурированием опасностей. Да, в сравнении с анархично-постперестроечным периодом сдвиги, скорее всего, позитивные. Но был еще и советский период, который я лично хорошо помню. Например, я помню, что мальчишками мы боялись ездить на велосипедах по городским улицам, потому что сотрудники ГАИ очень часто в подобных случаях просто вывинчивали ниппели. Помню, как в школе одному ученику из нашего класса сотрудник ГАИ написал замечание в дневник о переходе улицы в неположенном месте. Кто-нибудь может привести подобные примеры сегодняшнего дня? Все это было потому, что сотрудники правоохранительных органов были действительно озабочены проблемой безопасности. Ни рубля за подобные нарушения никто из них получить не мог – ни в бюджет, ни в карман. И тем не менее они тратили свое время на подобные меры. Посмотрите, что творится на тех же дорогах сегодня, – приоритет внимания регламентирован не опасностью ситуации, а исключительно величиной штрафа за нарушение.
Мы не усилили инновационными технологиями человеческий фактор, а решили подменить его. И это ключевая ошибка. А чтобы решить, стало безопаснее или нет, достаточно взглянуть на цифры статистики. Тут считать особо ничего не надо.

Павел КОСТЮРИН:
– Считаю, что опасностей стало даже больше, пусть и многие ТСБ действительно получили стремительное развитие в последние десятилетия. Причины в том, что и возможности совершения преступлений также расширяются и зачастую развиваются параллельно. В конце концов, люди остаются прежними – злоумышленники отыщут варианты для противоправных действий, как бы далеко ни шагали вперед технологии. Более того, первыми взять их на вооружение может как раз криминальный мир.

Михаил КРИСТЕВ:
– На мой взгляд, субъективно – да, стало безопаснее. Суперсовременные технологии нужно умело внедрять, а потом еще и эффективно использовать, и не всегда это происходит так быстро и эффективно, как нам бы хотелось. Всегда есть некоторое запаздывание между тем моментом, как технология появилась на рынке и мы научились ее эффективно использовать. Однако не следует забывать, что совершенствуются не только средства безопасности, но и сами угрозы, так что едва ли скоро наступит конец противостоянию угроз и безопасности.

Виктор БОЛДЫРЕВ:
– На самом деле стало безопаснее. В первую очередь это связано с человеческим фактором (уничтожением и привлечением к ответственности в соответствии с существующим законодательством террористов и иных преступных элементов). ТСБ действительно шагнули далеко вперед. В настоящее время от них значительно отстают операторы, эксплуатирующие эти ТСБ. Им не хватает знаний, не хватает опыта. Существующие учебные центры зачастую не могут в полном объеме осуществлять подготовку соответствующих специалистов.

Александр ПОПОВ:
– А вот с ослаблением человеческого фактора нельзя не согласиться. Я просто процитирую одного из достаточно высоких чинов в прошлом КГБ (ныне, вероятно, он представляет ФСБ). Но сказал он это прямо с центрального канала телевидения: «Раньше мы брали только тех, кого хотели взять, а сейчас приходится брать то, что есть». И тем не менее мы почему-то видим «светлое будущее» исключительно за совершенствованием техники.

Вопрос для обсуждения
А теперь определим в нашей структуре реализации безопасности роль технических систем: видеонаблюдения, сигнализации, доступа и т. п., о новых технологиях для которых мы и говорим касательно безопасности.

Александр ПОПОВ:
– Это как раз вторая, подчиненная часть в определении системы безопасности, которая, в принципе, может и вовсе отсутствовать, при этом безопасность останется на прежнем уровне.
Наш рынок ТСБ, который действительно подвержен очень широкому внедрению новых технологий, в действительности представляет собой не более чем инструмент в руках приоритетного организационного начала систем безопасности. И при такой иерархии ответ на заголовок очевиден: как и любой инструмент при должном уровне организационного начала позволяет повысить эффективность выполняемых работ, а значит, повысить их доступность.
То есть исключительно одни положительные сдвиги в безопасности с развитием новых технологий, если бы… все было, как надо.
А может быть и совершенно наоборот. Тогда и эффект будет обратный.
Массовое внедрение комплексов видеофиксации на дорогах – действительно победа новейших технологий. Действительно, очень серьезная техническая разработка. Действительно, мощный программный продукт. И внедрялось все это и устанавливалось массово под лозунгами «беспрецедентных мер безопасности».
Но вот теперь согласно исследованиям наших любимых английских ученых получили увеличение вероятности ДТП в местах установки сразу аж на 30%. И эти цифры не вызывают недоверия – достаточно посмотреть на дорожную ситуация в таких местах. Так мало того, если раньше «живой» сотрудник ДПС непременно останавливал автомобиль-нарушитель и интересовался причинами нарушений, осматривал салон, выявлял адекватность водителя, теперь угрозы более высокого уровня, производными от которых явилось нарушение скоростного режима, уже просто остаются без внимания.
В общем, имеем то, что имеем, а не то, как надо.
Как такое могло получиться?
Все очень даже закономерно и логично.
Чтобы понять процесс, имеет смысл вернуться в историю, к моменту становления рынка технических средств. Технические системы тогда могли позволить себе весьма состоятельные и люди, и организации. И были в таких организациях собственные структуры безопасности. Они были и до нас. Занимались в основном организационным началом, поскольку технические средства не были столь широко представлены. В основном общепринятые – автотранспорт, оружие. Но безопасность существовала до прихода нашего рынка. Соответственно, и рынок вел себя скромнее в декларировании своей деятельности. Занимался исключительно техническими системами по непосредственному заказу и под непосредственным контролем этой самой налаженной системы безопасности. Никаких особых инициатив в плане безопасности рынку не дозволялось – заказчик в лице этих самых профессионалов от безопасности сам мог научить очень многому рынок ТСБ. И учил. Вот по части совершенствования техники – это сколько угодно. А задачи и ставили, и формулировали совершенно другие люди, непосредственно отвечающие за безопасность объекта. Существовали концепции безопасности, предусматривающие конкретные действия в каждой конкретной ситуации. И уж, конечно, составлялись эти концепции не специалистами – технарями рынка ТСБ. Более того, концепции эти вообще могли быть закрытой информацией для любого постороннего, к коим, конечно, относился и наш рынок.
Системы были простейшие в сравнении с нынешними. Но абсолютно рабочие и абсолютно себя оправдывающие. Ну действительно, как скажется на безопасности, если охранник визуально постоянно контролирует вверенную территорию, не меря ее шагами, а сидя в тепле, в полной боевой готовности, без риска получить по голове из-за угла, а сам будучи постоянно готовый бежать в конкретно заранее определенную точку объекта и принимать адекватные меры. Человеческий фактор не сокращался благодаря внедряемой технической системе, а усиливался. И уж ни в коем случае не подменялся.
Таким образом, между конечным потребителем безопасности и рынком технических средств (ТСБ) существовала самостоятельная структура собственно безопасности невзирая на то, что букву «Б» в своей аббревиатуре рынок себе записал с самого начала. Эту функцию собственно безопасности мог взять на себя и сам клиент (доводилось нам, например, оснащать и отделения СОБР – ну какая тут может быть дополнительная служба безопасности?). Это не принципиально. Важно, что ответственность за безопасность рынку ТСБ не отдавалась. Да и не может он отвечать за условия среды, при которых потенциально возможная опасность не может быть реализована в силу самого определения. Не находится он в этих условиях. И уж если говорить о рынке собственно безопасности, то рынок ТСБ может претендовать на роль некого вспомогательного рынка.
А потом «жить стало лучше, жить стало веселее» – и технические системы стали широко внедряться и на частных объектах, и на государственных. При этом потребитель, уверовав в чудесные возможности техники, поменял местами в своем восприятии безопасности организационную и техническую стороны, задвинув организационную на второстепенные планы.
А рынок ТСБ этому не то что не противился, а всячески способствовал. И было бы очень нелогично ждать от него иного. Потому что рынок ТСБ – это прежде всего рынок. И слово «рынок» не входит в аббревиатуру, а уважительно пишется полностью. А даже если и «безопасность», а не просто «Б», то на самом последнем месте.

Евгений КИН:
– На мой взгляд, постоянное совершенствование существующих и появление новых технических решений на рынке ТСБ позволяет постепенно, шаг за шагом снижать общий уровень каких-либо неправомочных/противозаконных действий во всех сферах человеческой деятельности, где они (ТСБ) сейчас используются. Появление новых типов защищенных электронных пропусков, совершенствование аналитической математики в системах видеонаблюдения, многоуровневая интеграция всех компонентов ТСБ между собой, конвергенция с системами защиты данных и многие другие направления развития рынка ТСБ направлены на минимизацию рисков возникновения возможных угроз для безопасности. Безусловно, чтобы быть по-настоящему эффективными, все эти технологии и новшества требуют разумного и продуманного их использования.

Павел КОСТЮРИН:
– Видеонаблюдение, безусловно, сейчас является неотъемлемым элементом в структуре организации личной и общественной безопасности, однако его роль не следует преувеличивать. Например, только техническое видеонаблюдение без одновременного слежения оператора за ситуацией сможет предотвратить преступление лишь в том случае, если правонарушитель знает о наличии камер и опасается попасть в их объективы, будучи к этому неподготовленным. Но даже работа оператора и его мгновенная реакция на чрезвычайное происшествие едва ли сорвет планы злодеев, т. е. абсолютную безопасность по объективным причинам просто не обеспечивает. Да, в этом случае возможно быстрое реагирование при наличии соответствующих средств и ресурсов, а иначе только последующее расследование по факту установленного преступления – здесь уже просто необходимо наличие качественной и надежно сохраненной видеозаписи. Обращаю внимание, что обеспечение высокого разрешения, должной наглядности и многоступенчатой защиты видеоматериалов представляет по-настоящему комплексную и ресурсоемкую задачу.

Михаил КРИСТЕВ:
– Роль технических средств очень высока. Это фактически органы чувств и одновременно руки системы, порой со своим разумом. Важно, чтобы все технические подсистемы были выбраны и настроены правильно, гармонично соответствовали друг другу и эффективно управлялись.

Виктор БОЛДЫРЕВ:
– Роль всех перечисленных систем безопасности очень велика. Переоценить ее невозможно. Огорчает только одно: подавляющее количество поступающих сегодня на рынок таких ТСБ, называемых «интеллектуальными», собственно, интеллектом-то и не обладают. Максимально за интеллект выдается наличие базы фотографий правонарушителей с возможностью автоматизированного сравнения проходящих людей с информацией, имеющейся в базе. Террористы (особенно смертники) попадают в базу после совершения теракта (зачастую после своей гибели).

Александр ПОПОВ:
– Можно обеспечить требуемый уровень безопасности только за счет человеческого фактора. Из технических средств, пожалуй, необходимо будет оставить только оружие, чтобы избежать лишних жертв. Просто это будет несравненно дороже, нежели с использованием всего подходящего комплекса ТСБ. Но никогда не удастся достичь требуемого уровня, исключив вовсе человеческий фактор. Отсюда и распределение ролей.



Вопрос для обсуждения
Решение вопросов нашей с вами безопасности отдано рынку ТСБ. Правильно ли это?

Александр ПОПОВ:
– Очень принципиальный момент – рынок ТСБ – это рынок товаров. Рынок безопасности – это рынок услуг. Это, в принципе, разные рынки. Задачи любого рынка – прибыль, рост, дальнейшая деятельность. Прибыль обеспечивается продажам. На рынке ТСБ – продажами товаров. На рынке безопасности – продажей услуги – безопасности. Продав свои товары, рынок ТСБ свою задачу выполнил совершенно безотносительно того, состоялась безопасность или нет. А вот если безопасность не состоялась, то рынок безопасности деньги уже может не получить на полных законных основаниях.
Тем не менее роль именно безопасности с развитием рынка ТСБ конечным потребителем все больше снижается во времени.
Есть еще момент. Критерии товаров рынка ТСБ все хорошо известны и легко определяемы. Критерии собственно безопасности – вещь очень узкопрофессиональная, зачастую конечному потребителю вообще неизвестная, и спросить за собственно безопасность клиент просто не в состоянии.
Даже если на развитие конкретного продукта от потребителя никаких требований не поступает, развитие – это все равно неизбежный процесс как средство получения конкурентного преимущества. И развитие это идет. Фирмы рынка реализуют весь свой творческий и технический потенциал. Товар мало сделать. Его надо продать. И процесс этот вовсе не стихийный, а обусловлен целенаправленной политикой продаж.
Рынок ТСБ начинает выступать с инициативами идеологий применения своего товара. Фактически предлагаются собственные концепции безопасности, но уже не от профессионалов рынка безопасности, а от представителей самого рынка ТСБ. А в действительности концепции эти представляют собой часть общей политики продаж фирмы.
Получая такой «бонус» от рынка, потребитель собственно безопасности в свою очередь становится еще менее заинтересованным в структуре собственно безопасности и на каком-то этапе становится уже просто заложником рынка ТСБ, поскольку ничего другого рядом с ним касаемо его интересов безопасности уже не остается.
Собственно безопасность в таких вариантах стремительно деградирует. Рынок ТСБ, в свою очередь, также стремительно развивается, порождая новый виток падения безопасности.
Например, в какой-то момент на рынке даже прошел лозунг о том, что сегодня первостепенное внимание должно быть уделено вопросам видеозаписи, что это именно она коренным образом способна повлиять на безопасность. В действительности достаточно обычного нормального обывательского сознания, чтобы осознать – видеозапись к безопасности вообще никакого отношения не имеет, поскольку отражает уже свершившееся событие. Предотвращать что-либо уже нет никакого смысла. Единственное – она может оказать помощь для следствия и сыска по уже имевшему место эпизоду. Но если эта запись понадобилась в принципе, то безопасность, в принципе, уже не состоялась – кто-то уже пострадал.

Евгений КИН:
– Не могу полностью согласиться с формулировкой вопроса. Технические средства безопасности являются лишь инструментарием для работы службы безопасности, который позволяет повысить эффективность ее деятельности. По крайней мере, у наших клиентов в крупных и зачастую территориально распределенных компаниях происходит именно так.

Павел КОСТЮРИН:
– Неправильно, поскольку, подчеркну еще раз, что вместе с ТСБ на настоящий момент времени требуются и человеческие ресурсы: операторы ситуационных центров, группы немедленного реагирования, охрана и патрули на объектах повышенной опасности.

Михаил КРИСТЕВ:
– Мне кажется, что это не совсем так, решение вопросов безопасности не отдано полностью рынку ТСБ. Рынок товаров играет очень важную роль, так как он доставляет новейшие технологии и решения в Россию. Но без грамотной установки и эксплуатации не удается реализовать потенциал этих новых технологий. Вместе с тем видеонаблюдение как услуга уже востребовано сегодня. Такая модель активно используется, например, в крупнейшем отечественном проекте «Москва – безопасный город». Рынок услуг безопасности, я считаю, будет развиваться в ближайшее время, и переход на цифровые технологии и использование интернет-протокола IP для транспорта смогут создать дополнительные возможности для организации нового бизнеса услуг видеонаблюдения.

Александр ПОПОВ:
– А вот за бизнес переживать действительно не стоит.

Виктор БОЛДЫРЕВ:
– Решение вопросов безопасности полностью не может быть отдано рынку ТСБ. Но! Многие вопросы ТСБ могут решать самостоятельно (при этом их настройку все же осуществляет человек) либо оказывать помощь человеку.

Вопрос для обсуждения
Каково, на ваш взгляд, реальное место рынка ТСБ?

Александр ПОПОВ:
– Рынок ТСБ обладает очень опасным для безопасности свойством – отличной видимостью «принятых беспрецедентных мер». Действительно, отчитаться об освоенных денежных средствах, о выполнении предписаний свыше о принятых мерах в области безопасности несравненно проще за счет демонстрации технических средств, нежели разработанными новыми концепциями, подготовкой кадров, изменением правовой базы, а в целом – совершенствованием организационного начала. И это также активно используется. Рынок ТСБ продолжает развиваться, а безопасности от этого ни жарко и не холодно. Точнее, безопасность страдает, поскольку средства могли быть направлены на действительно необходимые цели.
А потребителю следует сознавать, что, если одна фирма реализовала нечто, что никому доселе не удавалось, это вовсе не означает, что это надо именно ему и именно для его задачи. Все точно так же, как и на любом другом рынке. Совершенно безотносительно наименования самого рынка ровно половина вновь выводимых на рынок товаров не находит в дальнейшем своего подтверждения потребительским спросом. Это просто закон такой рыночный.

Евгений КИН:
– Как я уже сказал выше, наличие ТСБ, как таковых, не является (по крайней мере, не должно являться) самоцелью для компаний, серьезно думающих об организации безопасности своей деятельности. ТСБ помимо прямых функций защиты прежде всего являются способом получения информации о возможных угрозах на объекте. Принимать же решения на основе этой информации в любом случае должен грамотный персонал службы безопасности компании, для которого должны быть прописаны четкие правила поведения при любой возможной внешней угрозе, основанные на корпоративной политике безопасности. Безусловно, качественный инструмент в виде надежного комплекса ТСБ очень важен для безопасности любого объекта, но повторюсь: СКУД, ОПС, СОТН – это не самоцель, а средства достижения необходимого результата.

Виктор БОЛДЫРЕВ:
– ТСБ – это помощники человека. Как и любое автоматизированное рабочее место.
Что в машину заложишь, то от нее и получишь!

Александр ПОПОВ:
– А вот эту очень короткую, но емкую фразу я бы в мраморе высек и повесил над входом в каждый так называемый ситуационный центр.

Вопрос для обсуждения
Как способно повлиять развитие новых технологий рынка ТСБ (рынка товаров) на рынок безопасности (рынок услуг)? Возможно ли негативное влияние?

Александр ПОПОВ:
– Могут ли влиять новые технологии на уровень безопасности исключительно положительно? Вероятно, да. Но для этого в структуре принятия решения об их применении необходимо иметь звено, представляющее действительно рынок безопасности как услуги. И звено это должно быть определяющим. Ну, а пока приходится признавать, что кому как повезет – насколько рынок ТСБ оказался близок к анализу реальной ситуации и насколько был компетентен и честен в своем предложении. Но часто бывает, что везет не очень.

Евгений КИН:
– По моему мнению, единственным социальным негативным аспектом развития новых технологий ТСБ можно считать сокращение вакансий линейных сотрудников служб безопасности и приема посетителей, которое мы можем наблюдать уже сегодня. Постепенно подавляющая часть оперативного контроля и мониторинга в системах безопасности станет прерогативой техники, а оставшиеся работники служб безопасности будут заниматься исключительно работой по анализу ситуации на объекте, основываясь на собранных техникой данных.

Виктор БОЛДЫРЕВ:
– Негативное влияние возможно только в одном случае: при использовании ТСБ некомпетентными (неграмотными) специалистами.

Вопрос для обсуждения
Что надо сделать, чтобы такое влияние было исключительно положительным?

Евгений КИН:
– Вероятно, в будущем следует избегать возможности создания и одобрения технических решений для тотального контроля всех членов социума в любой момент времени, хотя до такого уровня рынку ТСБ, да и существующим на данный момент технологиям еще очень далеко.

Виктор БОЛДЫРЕВ:
– Проводить периодически анализ использования ТСБ на различных объектах, выявляя положительные и отрицательные стороны. Корректировать использование ТСБ, избавляясь от отрицательного опыта. Распространять повсеместно положительные результаты.

Александр ПОПОВ:
– Подытоживая все совершенно правильно сказанное. Решение о внедрении того или иного технического средства принимает человек. Решение о разработке, создании и выводе на рынок того или иного технического средства принимает человек. Анализирует эффективность использования все тот же человеческий фактор. Решение о реагировании на ситуацию принимает человек. И реагирует, в конце концов, человеческий фактор. Вот и надо совершенствовать этот самый человеческий фактор. Поскольку мы наблюдаем зачастую его откровенную деградацию в последнее время. Причем отрасль безопасности далеко не единственная, испытывающая эту проблему.
Что делать? Возрождать, выводить на приоритетные позиции структуры настоящей собственно безопасности, а не отдельные частные инструменты для решения частных задач. Рынок ТСБ в любом случае будет строить свою деятельность под собственные рыночные интересы. Это совершенно нормальная и правильная политика любого рынка. Глупо осуждать рынок за то, что он успешно развивается. Но всякое внедрение новых технологий должно проходить под непрерывным контролем тех, кто, применяя эти технологии, ответит перед клиентом за собственно его безопасность. Представьте, что у нас в здравоохранении остался бы исключительно фармацевтический рынок при полном отсутствии медицины. Очень скоро остались бы только изначально полностью здоровые люди и процветающий рынок фармацевтики.


Внимание! Копирование материалов, размещенных на данном сайте допускается только со ссылкой на ресурс http://www.tzmagazine.ru

Рады сообщить нашим читателям, что теперь нашем сайте работает модуль обратной связи. Нам важна ваша оценка наших публикаций! Также вы можете задавать свои вопросы.Наши авторы обязательно ответят на них.
Ждем ваших оценок, вопросов и комментариев!
Добавить комментарий или задать вопрос

Правила комментирования статей

Версия для печати

Средняя оценка этой статьи: 0  (голосов: 0)
Ваша оценка:

назад
|

Axis представляет сетевой радар для точного обнаружения вторжений в контролируемых зонах
Компания Axis дополняет свой обширный портфель продукции сетевыми радарами. Радарные датчики вторжения не реагируют на многие распространенные сигналы, которые приводят к ложным срабатываниям, и легко устанавливаются и интегрируются в существующие системы.



Новинка от компании IDIS: 5Мп IP-видеокамера DC-T3533HRX
Тенденции развития индустрии IP-видеонаблюдения демонстрируют погоню производителей за увеличением разрешающей способности видеокамер. При этом часто оказывается так, что озвучиваемые цифры в 4, 9, 12 и даже 20 мегапикселей оказываются несопоставимыми с физическими размерами сенсоров, используемых в этих камерах. Поэтому подобные разрешения реализуются лишь на уровне соответствующих цифр в настройках камеры и не приводят к какому-либо улучшению изображения.



IBM меняет представление о передаче и хранении видео. Впервые на All-over-IP 2017!
Сравните ваш взгляд на интеллектуальное видеонаблюдение с мнением руководителей корпорации IBM на 10-м форуме All-over-IP 2017.



Реклама
Подписка на новости
Имя
E-mail
Анти-спам код
Copyright © 2008 —2017 «Технологии защиты».